Не много о дзэн

Сейчас весь мир знает, что каратэ является самым сильным боевым искусством. Я доказал это победами в многочисленных схватках с ведущими представителями других школ борьбы. Другим доказательством является моя способность сбивать голыми руками рога у разъяренного быка. Чтобы добиваться этого, я должен был достичь совершенства с точки зрения скорости, выносливости и психологической силы. Людей, видевших, что могу я, и неоспоримую силу других инструкторов каратэ, тренировавшихся в Японии и посланных за границу, привлекло это поразительное боевое искусство и результатом этого явился растущий во всем мире успех каратэ.

Нельзя отрицать силу каратэ: все тело становится оружием, способным на то, что непосвященным кажется невозможным. Но в каратэ сила еще не все. Сила — это не более чем часть, верхушка айсберга, широты и величия каратэ.

Американцы и европейцы часто спрашивали меня, что такое Дзэн. Я отвечаю: «Дзен — это каратэ, каратэ — это Дзэн». Когда спрашивающие возражают, что Дзэн трудно понять и что Дзэн доступен только людям Востока, я говорю, что это неверно. Дзэн везде и в каждом. Когда мне задают вопрос: «Каким образом?» Я отвечаю: «Обучитесь нескольким приемам каратэ с чистой душой, искренним намерением и общей духовной собранностью. Если вы сделаете это, противник перестанет существовать для Вас, не будет больше врагов или союзников, победа или поражение перестанут иметь значение. Вы достигнете успеха при переходе в состояние Дзэн. В дальнейшем, по мере того, как разум будет проясняться и вы будете находиться в состоянии духовной собранности и определенности в том, что вы делаете, вы сможете пребывать в состоянии Дзэн, когда едите, разговариваете с друзьями, пишете, работаете или практически занимаетесь тем или иным видом деятельности. Вот что я имею в виду под мировоззрением Дзэн и духом каратэ.

Философы и священники делают величайшую ошибку, отстаивая мысль о том, что Дзэн является чем-то неясным и труднодоступным в обучении для всех, кроме посвященных. Дзэн существует вокруг нас и внутри нас. Его истинное величие состоит в его доступности, Дзэн — это полное единство тела, намерений и души. Единство такого рода является единственным путем к человеческому совершенству и гармонии с человечеством. Это и есть Дзэн.

Эпизод из жизни великого самурая Иомаоки Тоску, жившего в первой половине XIX в., иллюстрирует мое толкование. Тоску был известен как мастер фехтования и как человек, познавший Дзэн.

Однажды высокопоставленный правительственный чиновник обратился к нему с просьбой обучить его Дзэн. Он много читал об этом, но хотел бы услышать все из уст великого мастера. Тоску пытался склонить его на какой-нибудь другой путь, но чиновник настаивал. Наконец Тоску согласился. Приведя чиновника в тренировочный зал, Тоску велел ему взять тренировочный бамбуковый меч, а сам, вооружившись тяжелым мечом, занял позицию. Будучи совершенно спокойным, он, казалось, изучал боевой настрой. Чиновник сам неплохо владел клинком, но внезапно после крика, сопровождавшего мелькание клинка, Тоску обнаружил, что тот отступает, и в конце концов оказался на полу. Когда чиновник встал, Тоску отвел его обратно к жилым кварталам и сказал: «Что вы думаете о моем Дзэн? Вы видели, как я полностью был поглощен моим клинком. Вы много читали, Дзэн не есть нечто, чему можно научиться из книг».

Позднее Тоску точно предсказал час своей смерти. Когда она приблизилась, он принял позу лотоса и, улыбаясь и разговаривая с друзьями и помощниками, мирно почил.

Погружение в состояние Дзэн не ограничивается применением к боевому искусству, оно может распространяться и на другие виды человеческой деятельности, включая искусство.

В далеком прошлом, в Китайской империи Су, жил художник, который был так знаменит и талантлив, что любой мог указать его. Однажды император вызвал одного из своих слуг и приказал: «Вызвать этого знаменитого художника во дворец. Я хочу посмотреть, на что он способен». Приказ был исполнен. И когда художника попросили написать что-нибудь, тот потребовал для работы спокойное место. Ему предоставили отдельное помещение и художник приступил к работе.

В те времена китайская живопись ограничивалась определенными жанрами, а именно: пейзажами, и требовала большого мастерства, но мало времени. Художник оставался один неделю, потому другую и, наконец, 20 дней, не сделав ни одного мазка.

Удивленный император пришел в комнату художника и, остановившись позади него, спросил: «Почему же так долго?» Художник не оглянулся и ничего не ответил. Его молчание привело в ярость слугу императора, который хотел жестоко наказать дерзкого художника. Но император был более великодушен и снисходителен и велел подождать, сказав, что наказание, если оно необходимо, можно применить позднее с таким же успехом, как и в тот момент.

Через десять дней художник сказал слуге: «Вот моя картина. Покажите ее императору». На картине был нарисован не пейзаж, а тигр. Увидев его, император поразился силе и правдивости изображения. «Это лучшая из картин, когда-либо виденных мною!,» — воскликнул он. — Тигр как живой. Но скажи мне, когда я заговорил с тобой, почему ты молчал? Был чем-нибудь огорчен?»

Художник ответил: «Нет, Ваше императорское величество. Просто когда я что-нибудь рисую, я становлюсь тем, что я рисую. Когда Вы пришли, я был тигром, которого вы видите на картине, а тигры не понимают и не говорят на человеческом языке».

Император понял и с этого момента стал другом и учеником художника. Эта притча описывает мистическую силу человека, мысленно погруженного в состояние Дзэн. Некоторые примеры можно привести из других источников.

Японский художник Негасава Росетсу (1755-99) , ученик Маруямы Окуо (1733-95), полностью отождествлял себя с тем, что он рисовал. Однажды его навестил друг. Подходя к дому художника, он увидел отраженную на тонком листе бумажной шторы окна тень орла. Подняв штору, он увидел только работающего Росетсу. Но интересно то, что в тот момент художник рисовал орла.

Говорят, что китайский художник по имени Ю-Ко становился гибким и грациозным подобно бамбуку, который он рисовал. Известный японский писатель Накабойяши Гочику (1827-1913) долгое время был недоволен своими произведениями. Он был поглощен своей работой, но, по-видимому, неправильно, так как все образы, которые он рисовал, были похожи на него. Позднее он узнал, ч-то должен сконцентрироваться и отождествиться с тем, о чем пишет. И когда он понял это, всегда его образы выражали настроение, соответственно своему назначению. Его вариант образа для слова Весна вызывал тепло, утонченность и мягкость, а его определение для слова Бог внушало глубокое почтение.

В людях, тренированных в концентрации и единстве своих целей, внезапная тревога пробуждает поразительную силу. В, Китае был один знаменитый стрелок из лука, который ежедневно тренировался, достигая совершенства. Однажды осенним лунным вечером он пошел в горы стрелять. Вдруг в тени скалы что-то зашевелилось. Тигр! Изогнувшись и обнажив клыки, зверь был готов к прыжку. Даже искусный боец наверняка был бы захвачен врасплох таким неожиданным нападением. Но стрелок мгновенно зи автоматически сконцентрировал все свое существо в стреле, которую он выпустил из своего лука. Стрела попала в голову. Не останавливаясь, чтобы осмотреть пораженного хищника, стрелок повернулся и пошел вниз.

Но на следующий день он решил, что должен вернуться к месту происшествия и посмотреть, что за тигра он убил. Не важно, как долго он искал, но зверя не нашел. Наконец, он повернул обратно и тут увидел, что его стрела вонзилась в огромный камень. Так велика была его собранность, что позволила ему со страшной силой вогнать стрелу в камень. Эта притча является источником поговорки, что сконцентрированная мысль может проходить сквозь камень. Эта поговорка широко известна на Востоке уже много веков.

Концентрация жизненных сил и духовное единство производят эффект, о котором человек вначале и не подозревает. Я помню, что один из моих воспитанников избил нескольких хулиганов, издевавшихся над стариком. Хотя я сам принимал участие в подобных схватках, но, когда определялся мой путь в каратэ, я никогда не вступал в уличные бои и запретил это делать своим воспитанникам. Я временно запретил этому молодому человеку посещать тренировочный зал. Но дело на этом не кончилось.

Хулиганы полагали, что я защищаю своего воспитанника. Однажды я шел по улице и несколько человек преградили мне путь с вызывающим видом. Напуганные только моим взглядом, они один за другим исчезли. Тогда я понял, что годы тренировки, постоянная борьба на грани смерти, самоотверженная преданность каратэ — вот то, что позволило мне победить во всех матчах во многих странах и, должно быть, отразилось в моих глазах с такой яростью, что хулиган и ему подобные не могут вынести этого и отступают. Я узнал тогда, что эта внутренняя сила, это мировоззрение и дух каратэ можно использовать во всех аспектах жизни и это дало мне возможность жить свободно и без страха.

Я достиг состояния Дзэн благодаря длительной тренировке каратэ. Я полагаю, что возможно достичь этого благодаря преданности другому виду деятельности. И достижения в Дзэн позволяют человеку достичь многого в других областях. Например, я могу выделить священника Дзэн Хакуива, чьи картины признаны современными критиками прекраснее полотен Роуальта или Пикассо.

Но для достижения этого большое значение имеет общее духовное единство. Достижение такого единства не требует времени или особого места для размышления. Этого может достичь каждый, где угодно. Все, что необходимо, это полностью отдать себя деятельности момента, независимо от того, что вы делаете: работаете, едите, торгуете или встречаетесь со своей возлюбленной. Полное духовное единство во всех этих вещах означает постоянную тренировку в Дзэн в любое время и в любом месте: лаборатории для ученых, библиотеке для философов, сцене для актеров и суде для адвокатов и судей.

Один из моих любимых писателей сказал, что произведения действительно удачные никогда не были результатом его преднамеренных усилий, но, казалось, сами воплощались в плоть, когда он растворялся в процессе творчества. Он отмечает, что не считает свое хорошее произведение полностью собственным, и что произведения, созданные исключительно на основе преднамеренных усилий, редко удачны.

В классическом труде на эту тему нет преувеличения в утверждении, что путь бойца является путем познания смерти. Это означает, что бойцы прошлого были равнодушны к заботам о себе, славе и известности потому, что настоящий контакт со смертью постоянно держал их в мире клинка.

Койцуми Ксе-но-ками — основатель одной из наиболее известных школ самозащиты в Японии сравнивал путь самурая с переходом через бурный поток по мосту, состоящему из одного бревна. Это требует полной концентрации и постоянного движения вперед. И, если принцип, на котором основано это сравнение приложить ко всему, жизнь человека стала бы более плодотворной, свободной от смятений духа и выше славы.
             
              

Ояма Масутацу. Дзеэн и каратэ // Философия каратэ
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s