Коррупционное чтиво

Так получилось, что тема коррупции интересует меня уже несколько месяцев. Можно было бы подумать, что у нас раньше этого явления не было, а тут – нате. К сожалению, в Украине многое очень предсказуемо и на с не ба на голову не падает. Кто бы что не говорил, а страна-то у нас прагматичная!

Интерес к коррупции у меня тоже вырос не на ровном месте, а с предложения дать комментарий относительно резонансных дел (Юрий Луценко, Богдана Данилишина, Евгений Корнийчук , Игоря Диденко и Анатолия Макаренко, Юлии Тимошенко и других). Уже давая комментарий, меня беспокоила одна мысль, которая взялась не понятно откуда и постоянно вертелась, сбивая с толку. Складывалось такое впечатление, что все это я уже где-то видел, причем, сейчас все похоже на дешевый ремейк уставших актеров и сценаристов-дилетантов. Моему удивлению не было границ, когда я вспомнил, что все происходящее было ни чем другим, как равнением направо – Россию! Да, я имею в виду дело Михаила Ходорковского. Ну не может же меньший брат (нет, не Украина и не Киев – Виктор Янукович) отставать! Только незадача – нет у нас ходорковского. Зато дело есть, и даже не одно.

Но я хочу сказать совсем не об этом. В то время, когда наше информационное пространство трещит от неимоверного количества проблем, как-то незамечено прошла новость о принятии во втором чтении Закона «Об основах предотвращения и противодействия коррупции». Хотя, в разгаре коррупционных дел, именно этому Закону должно было бы уделено максимум внимания. Что же там такого хорошего напринимали можно конечно почитать, но меня интересует в связи с этим вопрос – почему у нас принято со словом «коррупция» употреблять слово «бороться»?

В Wikipedia можно прочитать определения коррупции, которую дает такая организация как Transparency International. Как видно из определения, основной характеристикой этого явления является личная выгода. Но, если мы говорим о борьбе с коррупцией, то выходит, что должны подразумевать борьбу с личной выгодой от общественных дел. Или можно сказать по-другому – это борьба против воровства у каждого гражданина. В таком случае, возникает закономерный вопрос – как можно бороться против того, что нужно просто не делать, и какие причины возникновения коррупции?

Для меня, как приверженца экзистенциальной психиатрии Ирвина Ялома является не понятным такое рвение ударом ответить на удар, что, в свою очередь, побудило иначе взглянуть на проблему коррупции. Отправной точкой в понимании этого явления, по моему убеждению, следует сделать разделение на ситуации, когда коррупция имеет свое негативное проявление и, соответственно, когда коррупция имеет позитивное влияние на общественную систему.

Начну, пожалуй, с тезы о том, что коррупция является неотъемлемой частью жизни украинцев. Все эти традиционные подарки, угощения и прочие ритуальные вещи перед началом или же после окончание совместных действий мало того что плотно вошли в жизненные практики, они стали частью национальной особенности и, наверное, еще долго будут составлять национальную идентичность. Искоренить же коррупцию, даже в такой отчасти безобидной форме, задача не из легких.

Чтобы сказать какую же роль играет коррупция – позитивную, или негативную, сначала необходимо определить причины ее появления. Так, к основным причинам коррупции можно отнести: негибкость законодательства, невозможность установления всеобщего контроля, двусмысленность законодательства, нестабильность политической системы, преобладание неформальных отношений между институтами власти и их представителями, влияние политической элиты на административный (бюрократический) аппарат, не профессиональность чиновников, низкий уровень участия общества в принятии политических решений. А сопутствующими (вторичными) причинами коррупции можно считать: низкий уровень оплаты чиновников, государственное регулирование экономики, монополия государства на определенные услуги, экономическая нестабильность и высокий уровень инфляции, низкий индекс ВВП на душу населения.

Анализируя украинские реалии, можно сказать, что коррупция играет как позитивную, так и негативную роль. В первую очередь, коррупция является индикатором системных проблем в обществе, даже поэтому ее роль сложно переоценить. Кроме того, коррупция помогает устранить проблемы для предпринимателей, пока не законодательство не приведено в форму, которая отвечает их потребностям и способствовать экономическому росту.

Не смотря на первый взгляд незначительность положительной роли коррупции, на этапе становления общественных институтов и практик, значение коррупции довольно велико. Так, коррупция помогает бизнесу устоять и развиваться, вступая в контакт с бюрократическим аппаратом, предприниматели получают информацию о механизме власти и особенностях его функционирования. В конце концов, нельзя не сказать и о том, что коррупция является мерилом эффективности выбранной власти для граждан.

Впрочем, коррупцию не стоит и переоценивать. При отсутствии реагирования, этот общественный институт может приобретать угрожающих форм и не только приводить к социально-экономическим потрясениям, но и менять представление о власти. Коррупция может превратить образ государства и государственного аппарата как системы защиты прав и реализации прав и свобод граждан на аппарат насилия и отчуждения. Таким образом, рушиться не только система идентификации гражданина с государством, со страной, но и с обществом в котором он проживает.

Интенсификация выше названных тенденций может привести к состоянию социетального невроза, который, в свою очередь, может развиться либо в корректирующее состояние (самоорганизацию сложной системы из хаоса), либо при затяжной истерии – в состояние дистресса, что чревато глобальными потрясениями и разрушениями. С другой стороны, коррупция – это не что-то что существует само по себе, это в первую очередь наши действия. То есть, коррупцию можно рассматривать как индивидуальную вредную привычку, которая принадлежит не только «другому», но так же и моему «Я». Понимая это, мы должны понять, что борьба с коррупцией – вовсе не борьба в принятом для нас значении. Это борьба, которая требует не активного действия, которое ведет за собой активное противодействие, а требует соблюдения принципа не-деяния.

Но также существуют и другие формы противодействия коррупции – контроль – внешний, внутренний и общественный по средствам выборов. Внешний контроль возможен, если он осуществляется легитимным, авторитетным органом, рекомендации которого будут соблюдены безукоризненно. Вторым условием успешности внешнего контроля – высокий уровень прозрачности власти. Так, сам государственный механизм является транспарентным, но его закрытость способствует развитию коррупции. Эффективность данного способа зависит от способности системы к саморегуляции, к примеру, изменять рамочное законодательство (экономическая, политическая и социальная сфера), расширяя и гарантируя экономические и социальные права и свободы. Примером в некотором понимании может служить Швеция.

Внутренний контроль может быть эффективным, если политическое руководство не имеет достаточно сведений о коррупции, нет системности видения проблем. В таком случае, система может преобразовать общественный механизм, создавая разнообразные бюро и устанавливая различные санкции. Немаловажным фактором также является наличие политической воли высшего руководства и отлаженной судовой системы. Одним из ярких примеров такого варианта может служить Сингапур.

Выборы, как основоположный инструмент демократии, является последним вариантом разрешение проблем. Они одновременно помогают исправить ошибки, но также свидетельствует о несостоятельности политических элит. К тому же, в истории есть примеры, когда вследствие данной процедуры общественно-политическая система кардинально менялась, и даже не в лучшую сторону — приход А. Гитлера к власти вследствие демократических выборов.

Итак, можно подвести итоги. То, что народные депутаты приняли закон, который сможет не то чтобы пресечь, но хотя бы уменьшить коррупцию верится с трудом. Замечу, что позитивная роль коррупции очевидна, но ее следует рассматривать только как индикатор положения дел, либо как временное решение проблемы до начала системных изменений. В свою очередь, основные изменения должны произойти в каждом из нас, а начаться с принятия того, что мы и есть коррупционеры и бороться нужно против коррупции как против вредоносной привычки.

С другой стороны, коррупция как системное явление имеет политическую и экономическую составляющую, но начинать необходимо с политических преобразований. А политические изменения просто невозможны без нашего желания, сознательного и осознанного выбора, голосования за ту политическую партию, которая отвечает образу нашего мышления и которая также как и мы не хочет быть связанной с коррупцией. Ведь коррупцию искоренить возможно – стоит только этого захотеть.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s