Чертовски все не интересно

«Ибо что такое наша жизнь? Это, прежде всего нагромождение бесконечных желаний – страстей, влечений чувственных и умственных. Это желание творчества, любви, секса, детей — чего угодно. Именно желания движут человеком. Отсутствие желаний и есть старость. Как только человек начинает терять желания, его «касается холод смерти». Жизнь без желаний — это тусклое существование. Сегодня можно увидеть людей, особенно богатых, у которых есть всё кроме желаний – эти люди «безжизненны», хотя они практически здоровы…».

Андрей Кончаловский, Momento mori

Как-то так случилось, что в поисках ответственности я начал постоянно задавать себе один простой вопрос: «What for?», который должен был не только помочь предвидеть последствия, но и не делать глупости. Все дошло до того, что это стал универсальный фильтр, который подавил желания — вместо них теперь простой алгоритмический ромб: «зачем-причина/действие-нет причины/не действие«. 

Кроме желания, это подавило и интерес, заменив его на логику причинно-следственных связей, которой стал руководить интерес, как «полезность».

С этого времени я начал четче видеть возможности и взаимосвязи, повысилась ясность событий, все предстало в виде динамических структур. В начале это было классно: избавился от вредных привычек, реальность начала легко операционализовываться, все стало понятно. Затем, появилась новая логика — знай, что хочешь, как это должно быть перед тем, как делать. Но с течением времени, появились побочные эффекты.

  • Во-первых, начал пропадать интерес. Практически ко всему.
  • Во-вторых, практически исчезли желания, то есть действия, где надо принять собственное решение стали очень сложными (вчера ели смог сделать выбор между соком и водой, да еще какой, та же история с хлебом и другими вещами). 
  • В-третьих, рационализация дошла к определенному пределу: очень много действий, а-ля хобби, осуществляются «для галочки». А вещи, которые бы цепляли, доставляли удовольствия или восхищали просто восхищали сложно назвать. Мозговая активность практически не прекращается, продуцируя постоянные умозаключения и рефлексии. Этот текст — тоже продукт такой рефлексии. 
  • В-четвертых, близится социальная смерть. На физическом уровне процессы работают, но на социально-ментальном, останавливаются. Стремление к равновесию привело к тому, что так верно выразил Андрей Кончаловский. Добавлю лишь, что алгоритмизация дав какие-то преимущества над «обычным человеком» забрала большие преимущества человека — целепокладание. В результате получилась патовая ситуация — мочь, но не желать.
Реклама

Чертовски все не интересно: Один комментарий

  1. Уведомление: Маркетологи — это священники XXI века | Oleksii Kharchenko

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s