Кібербезпека починається з кібер/медіаграмотності


Підхід до концепції кіберзахисту. Я розробив цей підхід у жовтні 2015 році на запит центрального органу виконавчої влади. Підхід до концепції задає виключно орієнтири. Ділюся тою частиною, на яку вже не поширюються обмеження.

Зараз, відповідно до Указу Президента «Про рішення Ради національної безпеки і оборони України від 14.09.2020 № 392/2020 Про Стратегію національної безпеки України» планується розробка стратегії кіберзахисту. Тому можу поділитися підходом 5-річної давнини. Але найбільш суттєве — не те як будуть розроблені концепція, стратегія, план заходів, а як вони будуть реалізовуватися.

То ж, наявність гарних виконавців («реалізаторів») більш цінне за креативних стратегів.

Підхід до концепції кіберзахисту

Компоненти захисту від кібер-атак

Для ефективного захисту від кібер-атак необхідно три компоненти

  • Технічні засоби захисту;
  • Нетехнічні засоби попередження/захисту;
  • Вчасне виявлення цільових об’єктів і орієнтовного часу атаки.

Технічні засоби – відіграють значну роль, становлять ядро системи кібербезпеки, але не є вирішальними.

Щоб забезпечити комплексний і ефективний захист необхідно починати з побудови «першої» лінії захисту

Виявлення слабких ланок безпеки – мінімізація «людського фактору»

  • Захист від проникнення в мережі;
  • Захист від ненавмисного «зливу» інформації;
  • Захист від «вивідування» інформації;
  • Захист від інформаційно-психологічних спецоперацій.

Ідентифікація груп тисків і впливів, які можуть здійснювати кібер-операції

  • Визначення груп, які мають ресурси та схильні до кібер-атак;
  • Моніторинг діяльності цих груп для виявлення цільових об’єктів атак і підготовки кібер-атак;
  • Моніторинг інформаційного поля (медіа та соціальних мереж, у т.ч. Dark Web) для визначення цільових об’єктів;
  • Оскільки початок кібер-атак починається з інформаційних операцій – моніторинг інформаційного поля для виявлення початку спланованих інформаційних кампаній (заходів нагнітання невдоволення, дестабілізації ситуації тощо) для прогнозування дати початку комплексних атак.

Найбільш ефективні засоби виявлення планування кібер-атак, зокрема цільових об’єктів

Open Source Intelligence (OSINT)

Дана методика використовується як з метою підвищення безпеки, так і з метою виявлення кібер-атак:

  • Виявлення інформаційних загроз (зовнішньополітичнх і внутрішньополітичних), які направлені на вразливість органів державної влади;
  • Аналіз доступної (публічної) інформації про органи державної влади – наприклад, поштові адреси, засоби зв’язку тощо;
  • Моніторинг поширення намірів про кібер-атаки – наприклад, закликів тощо.

Human Intelligence (HUMINT)

Комплекс заходів, направлених на убезпечення співробітників органів державної влади від направлених на них інформаційно-психологічних операцій:

  • Формування мережі контактів співробітників для виявлення слабких ланок захисту;
  • Виявлення психологічно не стійких осіб, які можуть виступати об’єктами кібер-атак та інформаційно-психологічних операцій;
  • Аналіз публічних профілів співробітників, через яких можуть бути здійснені кібер-атаки;
  • Ідентифікація первинних сигналів (контактів), які містять ознаки «вивідування» інформації.

Практичні заходи попередження кібер-атак

Формування штабу кібер-захисту

Підготовча робота

  • Вивчення зарубіжних концепцій і практик кібер-безпеки;
  • Аналіз існуючих нормативних і технічних документів і практик для їх адаптації під сучасні виклики.

Попередні заходи

  • Аналіз інформаційної присутності органів державної влади;
  • Постійний моніторинг публічного поля на предмет початку інформаційно-психологічних операцій;
  • Підготовка публічних профілів органів державної влади (присутності в публічному просторі) для мінімізації кібер-атак;
  • Побудова сценаріїв і регламентів діяльності за основними напрямками кібер-атак:
    • інформаційно-психологічні операції;
    • «вивідування» інформації та ураження приватних технічних засобів зв’язку й техніки.

Проведення тренінгів

Для співробітників органів влади для підсилення «слабких ланок» захисту:

  • Користування технічними засобами зв’язку;
  • Правила поширення інформації про місце роботи в публічному і приватному просторах;
  • Регламенти протидії тактикам маніпулювання і «вивідування».

Формування бази

Облік груп, які мають технічні засоби і приховані наміри до кібер-атак, їх постійний моніторинг.

Основна загроза для кібербезпеки — користувачі, що не мають достатнього рівня кібер/медіаграмотності

«Баг — это ошибка в человеческом мышлении», — Mr. Robot

Компанія Positive Technologies (тут) щоквартально публікує звіти щодо кібер-атак. Так, в актуальному звіті «Актуальные киберугрозы: II квартал 2020 года» (тут) зазначається:

Рисунок 13. Методы атак (доля атак на промышленность)

Медіавіруси — шкідливіші за програмне забезпечення

«Зачем покупать завод, если можно купить директора», — Б.Березовский

Найкращі технічні засоби захисту безсилі проти дій співробітників:

  • відкривання фішингових листів;
  • завантаження піратського ПЗ;
  • завантаження піратських медіа (фільми, ігри);
  • перегляд сайтів із фейковими новинами та статятми;
  • і тому подібне.

І це ми не ведемо мову про соціальну інженерію, жертвами якої стають люди з низьким рівнем медіаграмотності.

Реалізація даного підходу — надійний захист від шкоди, які можуть здійснити віруси на кшталт «Petya».

Саме тому кібер/медіаграмотність — один із базових інструментів національної безпеки держави та суспільства.

Максим Раздобудько: «Всеми силами вырывайтесь из эхо-камер (они повсюду!)»


Знакомьтесь, Максим (Facebook) — человек, влюбленный в слово, контент-куратор, редактор медийных проектов, автор рассылки «Письма о будущем».

15644352_544436519099905_503100628_n

В сегодняшней беседе мы поговорим о том, почему люди начинают писать, насколько это заразно, как отточить свое мастерство (а может, это ремесло?), кто такой хороший автор, с чего начинать и как правильно настроить email-рассылки.

Макс, я тебя знаю уже 12 лет, и за это время ты экспериментировал с разными форматами: от стихов до сценариев, от копирайтинга до колумнистики. Как ты понял, что писать — это твое?

Двенадцать лет — с ума сойти, да? Ну, в детстве среди моих ориентиров были сплошь рок-музыканты и писатели. (Недавняя Нобелевская премия Дилана как бы намекает, что тесто одно и то же.) Мне повезло расти в окружении, благодаря которому я впитал некий культурный код. Как именно я понял, что писать — это клево, а у меня худо-бедно получается? Не знаю. Жил, мечтал, писал. Сначала плохо, потом чуть лучше. Главное — без остановок.

Тебе нравится писать?

Да. Я из тех, кто не может заниматься тем, что не нравится. Это проблема и стимул одновременно: чахнешь на работе, которая не по душе, — и приходится искать более симпатичные варианты.

Когда ты понял, что хочешь зарабатывать этим?

Я помню, как попал на первую «медийную» работу: писал закадровый текст для проекта «Своими глазами». Он, кажется, выходил на «5 канале»: ведущий Игорь Синицын ездил по миру и снимал всякие живописные места — от Эльбруса до Шри-Ланки, а я делал дикторский текст для его видео. Тогда я получил первые несколько сот долларов за свой текст. И понял: независимо от того, что и для кого ты пишешь, это всегда можно делать на полную и в кайф.

А бывают моменты, когда ты чувствуешь, что писать не для кого? Что в такой ситуации делаешь?

Что значит — не для кого? А как же ящик? Всегда можно писать в ящик. Мой ящик, к примеру, всеяден и любит все, что я делаю.

Вообще, важно писать для кого-то? Нужна ли аудитория, чтобы писать?

Как правило, да. Аудитория тонизирует и не дает сбиться с курса. Однако есть масса примеров того, как люди писали для себя — а уже потом находили читателя. По мне, разговоры об отсутствии аудитории или спроса — просто отмазки, чтобы не писать. Или показатель, что тебе нужно заняться чем-то другим и в принципе бросить эту затею. Подумаешь, слова. На них свет клином не сошелся.

Ок. Что это для тебя: хобби, страсть, любовь или профессия?

Все вместе. Или так: страстная любовь, которая в зависимости от обстоятельств превращается то в хобби, то в профессию.

У кого ты учился писать? Кто на тебя произвел наибольшее впечатление?

У книг. Разных, любых. И учусь до сих пор. Иначе, по-моему, не бывает. Если говорить о чистоте текста, то очень помогли филолог Нора Галь («Слово живое и мертвое») и Ильяхов времен его рассылки в «Мегаплане». Джентльменский набор. Хотя с Максимом интересная история: долгое время мне казалось, что он говорит о банальных вещах. «Откуда хайп? — фыркал я. — Все же очевидно». А когда я сам стал работать редактором, понял, что если кого и читать, то только Ильяхова. Потому что он здорово систематизирует банальности. Его рассылка о сильном тексте, сервис «Главред» и книга «Пиши, сокращай» — стандарт качества.

Обидно, что «Главред» в глазах многих моих коллег превратился в диктатора стиля с одной стороны — или в кровного врага с другой (мол, я сам знаю как писать, что мне Ильяхов). Это глупость, а такие крайности всегда идут во вред тексту. «Главред» как вспомогательный инструмент работает превосходно.

Ах да, еще «История на миллион долларов» Роберта Макки — мощная книга о сценарном мастерстве, сюжетах и незыблемых правилах, которые делают историю (любую историю) фактурной и увлекательной. А еще Макки дает шанс лучше понять кино.

Если говорить о текстах «на заказ» — это проще или труднее?

Зависит от тематики и заказчика. Бывают замечательные союзы заказчик-автор, и тогда работать в разы проще, чем самому. Но чаще, конечно, наоборот.

Говорят, что ждать вдохновения не нужно, нужно писать. Что креатив — это много упорства и труда. Это твой случай?

Не совсем. Сколько себя помню, всегда что-то писал. Постоянно. Но, несмотря на похвалы друзей, очевидно, что получалось плохо. Думаешь, копирайтеры или блогеры, которые заваливают интернет ужасными текстами, ждут вдохновение или мало пишут? Наоборот! Они пишут в разы больше толковых авторов — просто делают это бездумно. Потому давай так: «хороший креатив — это уйма упорства, труда и скрупулезной работы над ошибками».

Что самое главное в тексте?

Польза, конечно (привет Ильяхову). Даже если мы говорим о художественном тексте — там тоже польза. Просто валюта другая: эмоции, фантазии и идеи.

А с чего ты начинаешь подготовку к созданию текстов?

Читаю чужие тексты по теме. Компилирую, перевариваю. В идеале — общаюсь с инсайдерами. А потом удаляю все лишнее и начинаю с чистого листа. Самое опасное — увязнуть в чужих текстах и формулировках, даже хороших.

Мы сейчас живем в мире «клик-скролл-перешел», видеоформатов. Но с другой стороны — лонгриды. Как думаешь, почему они не теряют популярность?

А почему люди не перестали читать большие романы? Разные темы, разные месседжи, разные аудитории — и, как следствие, разный контент. Да, лонгриды медленный и долгоиграющий формат, потому кажется, что ему не место в паттерне «клик-скролл-перешел». Но с 2012 года (тогда вышел Snowfall — по легенде, первый лонгрид в истории) мы сотни раз убедились в обратном.

Лонгрид — это далеко не всегда один только объемный текст. Это в первую очередь жанр. Мультимедийная история, где дизайн, верстка, сам текст и медиаматериалы рассказывают историю всеми доступными средствами. Одному писателю не справиться. Над правильным лонгридом трудится команда: писатель, редактор, дизайнер или фотограф, верстальщик. Как минимум.

За счет того, что лонгрид, по сути, сплав разных типов контента, он может и должен зацепить разных читателей: тех, кто любит вчитываться, визуалов, читателей-сканеров, которые перепрыгивают с заголовка на заголовок, всех. Я сейчас перегну палку, но: неверно считать, что в лонгриде солирует текст. Это мультимедийные рассказы. И пока они останутся таковыми (и будут с умом впитывать тренды, что и делают все хорошие лонгриды), им ничего не грозит.

Еще вопрос, который все время хочу задать и забываю, — что ты читаешь (постоянно), что тебя за последний год взбудоражило из прочитанного, какие новинки ожидаешь?

Читаю все, кроме нон-фикшена для бизнесменов, писателей и маркетологов. Шучу, конечно, но концентрация бестолковых книг в этих нишах просто зашкаливает. Профильные издания, блоггеры и колонки, разбросанные по интернету, в разы динамичней и полезнее.

Читаю художественную литературу. Из последнего: «Погребенный великан» Кадзуо Исигуро (эдакое философское фэнтези в условном средневековье), «Ненастье» Алексея Иванова (срез эпохи об афганцах, лихих девяностых и человеческом улье со всеми его ублюдками, пороками, любовью и мечтами). Искренне нравится Ульянов — он наконец избавился от «эпатажа ради эпатажа», стал мудр и прекрасен.

Из нон-фикшена заканчиваю «Искусственный интеллект» любимого футуролога Нила Бострома — помимо прочего, мной движет проф. интерес в свете рассылки «Письма о будущем».

Ожиданий нет, потому что мой список чтения и так уже бесконечный. В вопросе книг я предпочитаю отдаться потоку. Как правило, везет.

А давай заглянем на несколько лет вперед. Что мы там увидим?

Могу лишь сказать, что хотел бы увидеть я. Первое и самое главное с точки зрения медиа — нейросети-переводчики стирают языковые барьеры (привет, Skype). Я не питаю иллюзий, что свободный английский станет нормой для всех даже через 10 лет. У нас было так много причин овладеть им в совершенстве, но нет, большая часть постсоветского пространства остается в информационной — и идейной — блокаде именно из-за языка.

Время, когда нейросети смогут по-настоящему адекватно переводить площадки уровня Nautilus или Aeon, совсем близко. И это изменит куда больше, чем кажется на первый взгляд: от сознания среднестатистического читателя (в этом плане я романтик) до медийного рынка. В цене будут мультиязычные проекты, но не комбайны типа BuzzFeed, а максимально нишевые, если не субъективные. (Кстати, эта точка зрения отчасти основана на мнении баззфидовского главреда.)

Далее — виртуальная и дополненная реальность. Как новый тип контента, так и способ его производства. Но главное, конечно, это контент: я верю, что VR — это «совершенная машина эмпатии». Если же верить цифрам, хайп вокруг этих технологий переоценен. Думаю, это временная растерянность, вызванная столкновением несовершенной (и все еще дорогой) технологии с завышенными ожиданиями, если не безумными фантазиями. В «Письмах о будущем» я тоже идеализирую VR — но, в отличие от бизнесменов, я в выигрышном положении. Когда мечтает какой-нибудь Маск, все воспринимают его буквально. Растут требования к продукту. Когда мечтает редактор рассылки, он не ограничен вообще ничем. Правда, и ресурсов у меня поменьше, чем у Маска ¯\_(ツ)_/¯

И третье — автоматизация. Роботы-новостийщики. Роботы-редакторы. Роботы-кураторы. Роботы-дизайнеры. Понятное дело, что ни одна нейросеть не справится в журналистикой мнений — и это хорошо. Но компьютер уже сегодня способен выполнить работу, на которую уходит большая часть времени у современной «биоредакции». Все это — эволюция, а потеря рабочих мест — лишь цена прогресса. Мы умеем и должны адаптироваться.

Главная проблема в эхо-камере. Вспомни показательный пример новостной ленты Фейсбука с ее фейковыми новостями о президентских выборах в США. Думаю, одной из главных задач СМИ через несколько лет будет не сбор и презентация информации, а защита алгоритма от взлома и проверка его работоспособности. Так программист и хакер станут для новостных СМИ важнее, чем, собственно, журналист. Звучит странно, но, согласись, как минимум интригует.

И вот главный вопрос — почему, исследуя будущее, ты остановился именно на почтовой рассылке?

У меня есть опыт работы с коммерческими рассылками — это максимально комфортный для меня медиум. Почтовые рассылки до сих пор остаются одним из самых эффективных каналов коммуникации за всю историю веба. Кроме того, тренды: сегодня целые медиа строят исключительно на рассылках, например, Inside.

Изначально «Письма» тоже задумывались как полноценное медиа, но потом все переигралось. Рассылка стала единственным возможным сценарием. Это формат, который здорово сочетает в себе основательность медиа с интимностью мессенджеров. Но, в отличие от мессенджеров, он абсолютно универсальный. Плюс: куда спокойнее, медленней, вдумчивее.

В этом плане я играю на контрастах. Будущее — скоростное, безумное и переменчивое. Рассылка же, наоборот, олицетворяет для меня slow web movement и даже отчасти медиаскетизм.

Если бы ты мог составить идеальный текст, формат текста — каким бы он был?

Он бы постоянно менялся.

И каким ты видишь эволюцию своего проекта?

Увеличиваю базу подписчиков — и запускаю нативную рекламу, подключаю партнеров. Формат и тематика рассылки дают максимальную свободу для экспериментов. А если повезет, сделаю «Письма» частью большого медиапроекта, но об этом пока ни слова.

Как считаешь, что самое важное для того, чтобы контентный проект был успешным?

Сперва трезво оценить силы и перспективы. Для меня это самое сложное, потому что часто увлекаюсь. Ну, а дальше все просто — жить этим проектом.

А что насчет технической составляющей?

Уделять внимание самым незначительным деталям. Серьезно, это лучший совет, который мне когда-либо давали. Кстати, ты раньше спрашивал меня о том, как, запустить рассылку и не попасть в спам — специально для твоих читателей набросал дюжину рекомендаций.

Все же, если кто-то только думает начать писать, твои 5 советов?

  1. Решите, зачем вам это. Есть куда более прибыльные сферы деятельности, особенно сейчас, в эру визуального контента.
  2. Поймите, в чем ваши сильные и слабые стороны — и постоянно работайте над слабыми.
  3. Пишите только о том, в чем вы ориентируетесь. Оглянитесь: интернет кишит бестолковыми текстами. И это не (только) потому, что люди плохо пишут. Они пишут не о том или без должного погружения.
  4. Всеми силами вырывайтесь из эхо-камер (они повсюду!).
  5. Повышайте планку. Всегда. Постоянно.
  6. (В качестве бонуса) Высокий ценник далеко не всегда означает качественный текст. Увы. Не забывайте об этом, если вы заказчик. И тем более не забывайте, если вы писатель.

Макс, спасибо за честные ответы, которые интереснее вопросов!

Тебе спасибо. Удачи!

Если у вас остались вопросы к Максиму, задавайте их в Facebook или Telegram. И, конечно же, подписывайтесь на «Письма» — эта рассылка может изменить ваш взгляд на будущее.

Стражи общественного развития


Чем больше анализирую происходящее, тем больше утверждаюсь — спасение утопающих дело рук самих утопающих. Поэтому, если оценивать развитие общества — первым делом надо посмотреть на то, что делают стажи общества.

На страже общественного развития

Стражи общества — это те институты, которые имеют возможность влиять на мировоззрения общества, помогая определиться с тем, что делать, а также способствуют реализации «оптимальных» сценариев развития. Стражи общества — это общественные организации, лидеры, медиа, эксперты и т.д. Это активные люди, которые пытаются сформировать, отстоять и реализовать «общественный интерес».

Сила стражей общества определяется тем, насколько широкое и сплоченное (активное) сообщество они могут сформировать. Таким образом, общественное развитие зависит от преобладающего дискурса.

Какие же задачи должны выполнять стражи общества?

На каждом этапе существуют свои задачи, а именно:

  1. Инерция — это когда общество уже как бы понимает, что что-то не так, но продолжает функционировать по инерции, т.к. не понятно что происходит, нет понимания процессов.
    Задача стражей на этом этапе — задать систему координат: куда все катится, почему, что происходит.
  2. Понимание — этот этап состоит из двух частей:
    2.1. Критическая масса людей (не менее 15%) начинает понимать суть процессов
    2.2. По мере увеличение критической массы происходит торможение инерции
    Задача стражей — объяснить что будет, если не остановиться, а также предложить альтернативные варианты движения.
  3. Перезапуск — это озвучивание необходимости конкретных изменений.
    Задача — запуск инициатив, не просто озвучивание их, но начало действий. Стражи выступают культурными триггерами.
  4. Мониторинг — процесс отслеживания изменений.
    Задача — определение отклонений, озвучивание и определение причин.
  5. Корректировка — прогнозирование развития.
    Задача — предложение альтернатив для исправления разрывов и отклонений с целью минимизации проблем.

Самый важный момент

Каждый может стать стражем — главное иметь желание этим заниматься и развивать соответствующие компетенции.

Да, так просто! 🙂

Обсудим

в Facebook

в Google+

Как не потерять свою экспертизу


У меня часто возникает страх «пропустить что-то важное». Этот страх иногда настолько велик, что он постоянно приковывает к просмотру лент в соцсетях — «я боюсь упустить что-то новое, я не боюсь отстать от рынка» и т.д. Я долго искал подход к решению этой проблемы, пока «внезапно» не нашел ответ.

Эта методология поможет не только  не упустить экспертизу, но и нарастить новую, если вы пытаетесь разобраться самостоятельно в чем-то.

Итак, с чего начать?

А начать надо  с создания простой подборки. Первый путь — это через поиск ключевых слов, например в поисковике и перебор источников (по своему вкусу). Далее, их отслеживание и переоценка. Можно спросить на Quora.com или в группе (если таковая есть) в LinkedIn, пытаться отслеживать в Twitter по поиску и хэштегам — слушайте, комментируйте, спрашивайте.

О каких группах идет речь?

1. Исследования экспертов / аналитические центры / передовые научные центры по той проблеме, которая вас интересует / научные журналы / «ридеры» / курсы и т.п.:

Что это даст:

  • во-первых, вы посмотрите, чем интересуются исследователи (самые большие проблемы), посмотрите на ретроспективу исследований (как они к этом пришли — какие курсы, книги, статьи в журналах);
  • во-вторых, увидите, какие проблемы будут лоббироваться в ближайшем будущем по списку начатых программ / исследований.

2. Подборка новостных ресурсов:

Что это даст:

  • поймете, что сейчас происходит (актуальные факты + их интерпретация)
2.1. Новостные ресурсы передовых стран в этой области
 

Что это даст:

  • поймете самые передовые тенденции, то, к чему могут прийти все остальные

2.2. Новости вашего региона по этой проблеме

Что это даст:

  • поймете, что происходит тут, чем живут, какой разрыв между передовыми странами и вашим лайфстайлом

Как это может выглядеть?

По-разному. Например, у меня есть что-то вроде такого: Must read коммуникатора (для коммуникаций). Или специальные списки, как например вот: мои списки в Twitter.

Когда наступит эффект?

Да, все так просто. Но все зависит от вашего энтузиазма и времени. Мгновенно ничего не получится. Наберитесь терпения и если это то, что вам действительно близко, процесс познания станет вашим дзэн.

Когда такой список готов, вы теперь можете не бояться все оставить на время — ведь всегда с уверенностью сможете вернуться опять в череду событий 😉

Обсудим

в Facebook

в Google+

Край идиотов


Край непуганых идиотов. Самое время пугнуть.

Идио́т (от др.-греч. ἰδιώτης — «частное лицо»): в Древней Греции человек, живущий в отрыве от общественной жизни, не участвующий в общем собрании граждан полиса и иных формах государственного и общественного демократического управления. Идиотами также называли бедных, а также неквалифицированных рабочих (Myth vs. Fact — Were All Ancient Greeks Required to Vote?)

Смотрю я на то, что происходит с законами о люстрации, избирательной системой и недоумеваю. Когда же такой народ стал идиотами?

Тут я уже писал (Зачем нам майданы?) или можно копнуть еще дальше в творчество П.Кулиша (Хуторянство Пантелеймона Куліша як український екзистенціалізм), что необходимо делать, но до сих пор ничего не поменялось. Наша основная проблема — не партии, не олигархи, не чиновники. Проблема — то, что мы идиоты. Пока не поймем, что необходимо принимать активное участие в жизни своего этажа, подъезда, дома, квартала, улицы, района, города, области и т.д. — ничего не изменится.

Проблема — в том, что не правильные люди, избирают не правильные партии. А не правильные люди — это мы, наши соседи.

То, что существуют инициативы, вроде РПР, это прекрасно. Но они ничем не помогут.

Нужны инициативы, по деидиотизации. Инициативы по гражданскому образованию, вроде такой — «Твій голос» . Пора бы наконец-то становится либертарианцами (Инсталляция).

PS

«Существует гипотеза, согласно которой процессы внезапной ценностной переориентации случаются в галактике регулярно, что они необходимы для любых разумных, как стимул, как испытание, как проверка на выживаемость. Цивилизация, сумевшая идиотизмом переболеть, получает стойкий иммунитет против бед куда более серьёзных: нашествия агрессивных соседей из космоса, к примеру, всевозможных планетарных катастроф и т. д. Она становится мудрее. Цивилизация же, не выдержавшая проверку на идиотизм, в конце концов погибает«. Рецепт Пьера Сорокина

PPS