Архив метки: анализ

Анатомия рисковых коммуникаций


Не так давно я посетил интереснейшее отраслевое образовательно-практическое мероприятие, которое и побудило меня написать эти методологические тезисы.

Хочу также  поделиться своей презентацией, которая, кроме формы, ничем не отличается от этого текста, но возможно будет легче восприниматься:

Но кому легче воспринимать текст — я специально подготовил эти заметки, с которыми и делюсь с вами.
  1. Анализ и оценка ситуации.

Перед тем, как приступить к каким-либо действиям – необходимо оценить ситуацию, ее локализировать:

— идентифицировать основные информационные события;

— оценить объем аудитории, которая уже успела услышать сообщение;

— определить ключевые заинтересованные лица;

— смоделировать сценарии дальнейшего протекания ситуации;

— систематизировать информацию и просчитать степень репутационного риска;

— принять решение – реагировать на ситуацию, или нет.

В данном случае, не все кризисные ситуации являются такими, на которые необходимо реагировать. Есть ситуации, прямое реагирование на которые может спровоцировать больше рисков и углубление кризиса, чем не реагирование.

Задача данного этапа – как раз и состоит в том, чтобы предоставить всю необходимую информацию для принятия решения: действовать или нет. Дальнейшие же этапы будут зависеть от принятого решения. В случае принятия решения – «не реагировать», предполагается, что реакция будет иметь не «ответный», а будет иметь поддерживающий, вспомогательный характер.

  1. Риск vs. кризис.

В моем понимании, мы имеем дело с кризисами, когда ситуация уже произошла и требует от нас какого-либо действия, и как правило, связаны с негативными тенденциями. В то же время, существует множество ситуаций, которые скорее являются рисками, нежели кризисами.

Понимая такие ситуации как рискованные, я расцениваю их как такие, которые дают возможности, позволяют усилить коммуникационное присутствие. Но если говорить о кризисах – они хоть и ставят организацию в оборонительное положение, все же выставляют наружу слабые места организации и дают возможность их исправить.

  1. Профилактика.

Лучшее средство защиты от кризисов – это их профилактика. Вряд ли можно определить единую модель профилактики кризисов. Тем не менее, стратегия построение и развитие сообществ и в свою очередь SCRM со своими сообществами позволит минимизировать коммуникационные риски.

  1. Риски online и offline.

Современная коммуникционная среда уже практически стерла грань между online и offline. Впрочем, при разработке стратегии реагирования, необходимо принимать во внимание:

— offline риск может легко переростать в online, где уровень локализации достигается крайне тяжело, что приносит репутационные проигрыши;

— online риск также легко может повлиять на offline ситуацию, в большинстве случаем сказывается на операционных показателях;

— перед реагированием необходимо оценить степень влияния online на операционные показатели;

 Таким образом, несмотря на неразрывную связь online и offline, стратегия реагирования на данные коммуникационные рискидолжна корелироваться с бизнес-стратегией.

  1. Мобилизация.

Как отмечают коллеги, рисковая, а тем более кризисная, ситуация является очень стресовой для сотрудников, в рамках сфер ответственности которых разворачивается риск/кризис.

 Но, как известно, стресс – это хоть и напряженное состояние, с другой стороны – это мобилизационная функция организма, которая отвечает за реагирование в нестандарнтных ситуаций. Другими словами, стресс – это пограничное переживание личности, направленное на реагирование в нестандартных ситуациях. При этом, организм является максимально производительным, но в таком модусе потребляет большое количество ресурсов. Поэтому, продолжительный опыт стресса является неблагоприятным.

В отличии от стресса, дистресс, хотя и похож по механизму реакции на стресс, – является негативным процессом. В случае активации дистресса, человек не может сконцентрироваться, ясность мышления повреждена, а точность реагирования оставляет желать лучшего – это системная разрушающая реакция.

  1. Внутренняя и внешняя коммуникация.

Любая ситуация, которая отклоняется от графика или тенденции вызывает напряжение. В случае позитивных для организации отклонений, напряжение способно усиливать эффективность команды. Но в случае негативных, или даже нейтральных отклонений – ситуация может оказаться под воздействием дистресса.

Поэтому, очень важно контролировать ситуацию для того, чтобы моментально реагировать на возможные рисковые ситуации. В свою очередь, для повышения эффективности процесса коррекции, необходимым условием является тесное взаимодействие между отделом внешних и внутренних коммуникаций. В этом вопросе обязанность внутренних коммуникаций – сотрудничать с отделом внешних коммуникаций, и мониторить состояние сотрудников, ответственных за решение текущих задач.

Слаженность коммуникационных отделов позволит нейтрализовать внешние риски (вследствие повышения вовлеченности) и снизить вероятность перерастания внешних кризисов во внутренние.

  1. Регламенты.

Как правило, я высказываюсь против всевозможных формальных регламентов, которые относятся к распределению обязанностей и процедур в рамках одной организационной единицы. Тем не менее, регламенты необходимы для реакции в рисковых ситуациях, так как помогают минимизировать усилия, оптимизировать и координировать действия, особенно когда на счету каждая минута. В то же время, наличие регламентов благотворно сказывается на моральном духе команды, которые уже готовы к любой ситуации и знают, как на нее реагировать. Как результат – рисковая ситуация не является таковой с точки зрения опыта, что позволяет минимизировать операционные потери в случае активации данного сценария.

Также, немаловажно постоянно обновлять реглментные процедуры, проводить тренинги сотрудников, моделировать различные ситуации – так как во время симуляции процессов, обнажаются слабые стороны организации, что позволяет их усилить и, тем самым, не допустить развитие рисковых ситуаций.

  1. Реагирование.

В случае, когда ситуация была идентифицирована и принято решение о необходимости реагирование, рекомендую прибегнуть к следующему алгоритму:

1. Установить степень локализации рисковой ситуации. Речь идет о каналах, аудиториях, репутационных факторах, которые были активизированы.

2. Блокрировать канал-фактор риска, чтобы недопустить дальнейшее неконтролируемое воздействия информации на репутационный профиль организации.

3. Коррекция информационного поля и восстановления репутационного профиля организации. Как правило, это достигается с помощью транслирования вспомогательных ключевых сообщений, работы со стейкхолдерами.

  1. Подбор инструментов.

Несмотря на ограниченность во времени – определение необходимых инструментов для работы с рисковой ситуацией следует признать необходимым условием успешной коммуникации. Весьма желательно, чтобы подготовка инструментария была системной и отображала весь спектр коммуникаций организации. Представленная в виде коммуникационного плана, программа реагирования позволит повысить не только системность коммуникаций, но и станет документом, доступным для всех членов организации, ответственных за коммуникацию. Что позволит повысить оперативность и включенность команды в разрешение ситуации, а также, при необходимости, станет источником для мониторинга и корректирования.

Также стоит помнить, что коммуникационный план должен решать такие задачи, как:

— нейтрализация внутренних факторов рисковой ситуации;

— разрешение внешних факторов рисковой ситуации.

  1. Коммуникация и бизнес-процессы. Chief Communications Officer

Говоря о рисковой ситуации и факторах ее возникновение, следует понимать – что коммуникации, это отражение бизнес-процессов. Очень редко, хотя и случается так, что коммуникационные риски не исходят от управления организацией.

В мире, который пересыщен предложениями, а потребитель (от простого покупателя до бизнес-партнера) – теряется от того, чего же он хочет, чтобы оставаться конкурентоспособным, а значит продавать свои услуги / товары, организация должна помогать своим клиентам в выборе.

Это достигается путем целенаправленной и систематичной коммуникации организации. Таким образом, коммуникационные риски отражаются на операционных показателях, и наоборот – проблемы в бизнес-процессе будут сказываться на качестве коммуникации. В том, и другом случае – коммуникация играет стратегическую роль, так как может или помогать организации достигать бизнес-задач, или же негативно влиять на их осуществление.

Поэтому, лица ответственные за коммуникацию, должны иметь доступ к бизнес-процессу. Исходя их этого, можно предположить, что в организации необходима позиция CCO – Chief Communications Officer, в зоны ответственности которого должны входить:

— коммуникация с первыми лицами организации, ответственными за ее развитие (CFO, CEO, отделом развития и др.);

— руководство внешними коммуникациями организации (PR&Marketing);

— отлаживание внутренних коммуникаций (corporate affairs&business development support).

  1. Оценка эффективности.

Уже на этапе планирования крайне необходимо четко определить показатели эффективности коммуникации – KPI. В разных условиях и ситуациях они будут отличаться, поэтому стоит тщательно подойти к этому. KPI даст Вам понимание как проходит работа с рисковой ситуацией, но самое важное – они помогут узнать когда была достигнута цель кризисной коммуникации. Кроме этого, показатели эффективности позволят оценить качество проведенной работы, установить – была ли достигнута цель, а также какие еще действия требуются, как строить / корректировать стратегию после завершения кризисной ситуации.

Эти 11 тезисов всего лишь небольшой эскиз и они не полностью отражают весь объем необходимых работ. Стоит помнить, что профилактика рисков – это постоянная работа, которая требует усилий и затрат, так как с рисками Вы будете встречаться всегда. Пока риски существуют как вызовы – организация будет развиваться, но стоит им превратиться в кризисы – они не только будут стоить больших денежных вложений, но и могут стать угрозой для дальнейшего существования организации.

Реклама

5 удобных вопросов депутату


Приношу глубокую благодарность:

Лесе Парно  (блог на Politiko
за консультации по избирательному процессу и поддержку,

Ярославу Тонконогу –
за дружеское терпение и корректуру. 

Избирательный демократический процесс, как это не странно и не парадоксально может звучать, подразумевает поэтапный отбор людей, которые наилучшим образом могут выполнять общественно значащие задачи определенного уровня сложности. По крайней мере, так утверждает либеральная парадигма. Такой подход довольно практичен, поскольку позволяет не только учесть различные социально-экономические умонастроения, но и создать действенную и относительно гибкую конструкцию перераспределения ресурсов общности.

Но перед тем как вдохнуть жизнь в эту абстракцию, необходимо решить очень важную задачу, о которой не часто говорят. А по существу речь идет именно о том, что мы выбираем или кого уполномочиваем на выполнение коллективных поручений. Другими словами, выбираем мы концепцию развития, определенную модель устройства мира и наше место в нем, или же – определенных людей, со сформированным мировоззрением и личностными качествами.

Выбор моделей миростроения, или же идеологий, присущ периоду создания традиционных устоев, их закрепления. В кризисные моменты, когда существует выбор или-или. Или церковная модель, или светская; или демократия, или автократия; или нацизм, или большевизм; и так далее. При наличии такого выбора, наиболее приемлемой схемой стал симбиоз между партийными организациями, объединенными вокруг идеологического центра, и пропорциональной избирательной системой, которая  наилучшим образом позволяет представить выбор воззрений большинства людей, учитывая индивидуальные пожелания.

Правда, современный мир стал слишком многогранным – глобализация, открытие горизонтов, породили одновременное присутствие множеств вариантов, которые должны мирно сосуществовать, ассимилироваться и открываться. Мир стал единой, и возможно не всегда упорядоченной, мозаикой. Мир стал слишком сложным.

 В этом сложном мире более нельзя выбрать что-то одно, с чем можно себя ассоциировать, идентифицировать с одним определенным набором качеств. Ведь это мир интегрированных идентичностей, где мое Я – это соединение взглядов на самого себя, семью, быт, профессию, друзей, город, государство и так далее. Кроме того, мое Я – это сумма моих опытов и, в первую очередь, культурное (в широком смысле) наследие и переживание.

Современный мир – это эпоха нового гуманизма, нового индивидуализма. Движущей силой преобразований теперь выступают не структурные связи, не системы корпораций, не безликие массы, или абстрактные бренды, а связанные между собой ценностями личности. Именно личности вновь обретают силу и зажигают искру перемен. В таком мире большие идеологии стали тесными, они больше не могут описать многогранность индивидуальных проявлений и все возможные наборы мироощущений. Следственно, и партийные организации начали терять свою былую функциональную нагрузку. Тем не менее, партии, как и раньше, являются довольно специфическим образованием со своими задачами.

Можно сказать, что теперь партии являются развитой системой, интерфейсом программы по обслуживания потребностей членов сообщества. В первую очередь, партия является неким клубом, в котором объединятся люди с общими ценностями и взглядами. Далее, партия представляет собой коллективный орган по минимизации индивидуальных усилий по достижению общих целей – она позволяет координировать и концентрировать усилия членов сообщества по достижению значимых для участников задач. Также, партия является сигнальным инструментом, который позволяет передать индивидуальную реакцию на актуальную ситуацию на  уровень перераспределения всеобщих усилий и полномочий (государственный уровень).

Очевидно, что партия – это больше не безликая организация, закрашенная идеологией. Это – живые личности, такие же, как и мы, люди. Именно они являются воплощением государства и политических механизмов. А наилучшим способом избрать наиболее подходящих личностей является мажоритарная система, которая ставит на первое место именно личностей.

Пройдет не так много времени, и перед нашим взором будет стоять плеяда кандидатов в депутаты, некоторые из них даже будут личностями. Эта армия рушит стройными рядами в одномандатные округа, ища поддержку нас – избирателей. Каждый из них будет хорош, каждый из них будет поражать нас своими изумительными обещаниями и искусными затеями. Но перед тем как отдать самое дорогое, что есть у избирателей – свой голос, все же, стоит поставить всего лишь 5 вопросов «своему» депутату (что возможно только при мажоритарной системе):

  1. Каким образом новый депутат будет взаимодействовать с локальными партийными организациями?

 Ведь став представителям округа (де-факто, защитником интересов жителей округа), по своей функциональной нагрузке – депутат не сможет постоянно следить за всеми изменениями и важными ситуациями в округе. Именно локальная партийная организация становится его глазами и руками, а с другой стороны – именно она является интерфейсом жителей перед депутатом. Только от слаженной работы самого депутата и окружной партийной организации будет зависеть успешность округа.

  1.  Как депутат планирует наладить работу с местной властью – районным советом и администрацией?

Именно районный совет и администрация имеют реальную власть в округах, все вопросы (как бытовые, так и более важные) решают именно они. Депутат же – может влиять на них, но от того, каким способом и есть ли у него понимание этого процесса – будет зависеть эффективность работы депутата.

  1. Как депутат будет отчитываться о результатах своей работы перед избирателями?

Это, наверное, один из самых важных пунктов. Система отчетности позволяет не только получить доступ к информации о работе депутата, но, что самое главное, оценить эффективность работы депутата. При этом система отчетности неразрывно связана с возможностью отзыва депутата, как с центра в регион, так и отзыва депутата в случае неэффективной работы.

  1. Каким депутат видит свое сотрудничество с другими партиями и депутатами? 

Совершенно понятно, что кроме представления интересов округа, депутат, в первую очередь, занят законотворчеством. Но кроме своих законов, ему будет необходимо также иметь свою позицию и по законам других депутатов и партий. Принятие законов – это определенный торг, в результате которого депутат за принятие своего закона должен будет проголосовать за другой. Так что необходимо понимать, чем обернется законодательная активность депутата для своих избирателей – от защиты парка до повышения налогов. 

  1. Какими будут первые 3-5 решений депутата для округа и государства? 

Необходимо четко понимать, что предвыборный период отличается от послевыборного. И важно знать какой будет работа депутата не только на сейчас, но и на несколько шагов вперед, чтобы понимать, что же ожидает избирателей в будущем. Поскольку мы все являемся не только жителями округа, но и государства – нам необходимо знать, что будет делать депутат для защиты и представления наших интересов на уровне государства (налоги, зарплаты, социальные гарантии и т.д.). Понятно, что много дел сразу требовать будет не правильно, – но какими будут первые начинания депутата необходимо понимать.

Пока что избирательные процедуры действуют, а механизм искажения – не работает на полную мощность. Нам представилась возможность – некая точка неповорота – еще все изменить.

Но это зависит от согласованных и осознанных решений, от желания что-то изменить, а не ограничиваться своим «мирком» и беспричинной надеянностью «на все хорошее».

Будущее – не настает. Оно – создается ежесекундно, каждым из нас, каждым усилием.

И это нужно помнить, особенно когда речь идет о выборе. 

Обсудим: 

в Facebook

в Google+

Встречайте, GC-Y!


На днях я представил своего (не такого уж, чтобы совсем, но все же) старого друга — de Larosh. Именно он поведал мне другую реальность, открыл мир социальных сетей и цифровых коммуникаций. Он помогал мне в разных моментах моей жизни, но еще больше — именно de Larosh научил меня публичности, он показал мне как можно говорить, действовать и не бояться, он поведал мне о том, что означает открытость. De Larosh стал моим поводырем по дорогам «Поколения X«. Потом, изучив тот мир, я пришел в дивный новый мир. В этом мире были только подлинные имена, личные связи. Но потом и этот мир ускользнул перед ногами — и я оказался здесь. Хоть и все еще с личными именами, но не с такими знакомыми людьми, но от этого не менее интересными и открытыми, а также кнопками мгновенных/отложенных передач (Like, Share, Tweet, +1 и др.)…

В маркетинге существует целое направление, которое так и называется «теория поколений«. Данный подход направлен на то, чтобы понять каким является люди сегодня, какие у них ценности, а собственно, потребительские способности. Но теория поколений занимается не столько этими вещами, сколько прогнозами, тенденциями, форсайтами будущих поколений — чтобы понять как нужно менять маркетинговую стратегию для максимализации каждой будущей прибыли. Но кроме этого, теория поколений предлагает довольно широкий спектр размышлений для конструирования социальной реальности. Что является довольно сильным, но и опасным инструментом. Впрочем, вернемся к нашей реальности.

«Поколение Х» — оно же устами не без причин очень популярного писателя стало называться на постсоветском пространстве «Поколением П«. Это поколение, которое считается «неизвестным» во многом таковым не является — так как, в первую очередь, «люди Х» нацелены на самоутверждение. Они разорвали, в определенном понимании, связь традиций и теперь им необходимо завоевать уважение предков, утвердиться на своде времени, отстоять свое право на творение истории. Это время героев-одиночек, всех этих рэмбо, макклейны, чаковноррисов. Словом, всех «неудержимых«, которые собственными силами сокрушают тучу врагов, спасают мир, да и вообще — становятся центром Вселенной.

Но время идет, и на смену старому поколению приходит новое — «Поколение Y«. Это поколение в определенном смыслы, вобрало все достижения своих родителей, но в отличии от них, — старается не просто самоутвердится (этого больше недостаточно), а внести свой вклад. «Дети Y» — это создатели новых правил, которых не оставили им их родители, для них существует необходимость созидать новые традиции. Для них важным является сделать свой вклад в будущее, создать основу. Именно поэтому я, во-первых отношу себя, а, во-вторых, называю это поколение «переходным».

Кроме того, новое поколение вобрало в себя информационные технологии, оно практически родилось вместе с ними. Цифровые коммуникации стали не просто инструментами, а вторичной реальностью, в которой живут Y. Да, как верно подметил Брайян Солис, это поколение стало поколением «соединенным» благодаря буму социальных сетей и новых способов коммуникации. Дети Y объединяют свои усилия, координируются, чтобы создать свой мир вместе. Поэтому, героями нового поколения становятся, с оговорками но и пусть, «командные игроки» — хаусы, лайтманы, бишопы&данемы и множество других.

Будущее еще не определено, поэтому сказать наверняка, каким будет поколение Z — очень сложно. В этом случает, могу лишь предположить, что это будет поколение которое будет использовать все доступные сегодня возможности, для них коммуникации и цифровой (информационный) мир будет уже первичной реальностью, а вид из окна — скорее вторичной. Предполагаю, что Z — это люди ноосферы, которые перемещаются информационными потоками, для которых пространство и время будет объединено в одном мгновенье, которое будет постоянно создаваться, меняться, преобразовываться. Несмотря на это, каким будут Z — зависит уже только от нас, Generation Connected-Y.

Поэтому, я все больше убеждаюсь, что для реализации потенциала поколения Z, GC-Y должны пытаться использовать возможность, которую передали им (нам) «иксы» — на чистом поле возможностей сделать устойчивой новую систему координат,  которую я вижу, как некий хоть и практически утопический манифест. А именно — формирование солидарных либертарианских сообществ:

— «солидарные» — как те, которые разделяют ценности «другого»;

— «либертарианские» — как те, для которых наивысшими благами являются: самоценности личности, свобода проявлений и запрет на любые формы и виды насильства, а вместо этого использование мотивации, убеждения, и как следствие ответственность;

— «сообщества» — как различные объединение людей (по геолокационному и ценностному критериям), которые кооперируются для достижения общих базисных благ.

Напоследок, пожалуй, с того, с чего я начал — с социальных сетей или же инструментов.

Итак, я являюсь довольно активным пользователем различных социальных сетей — это ЖЖ, Вконтакте, LinkedIn, Facebook, Twitter, Google+ и других. Каждая из них имеет как свои как преимущества, так и недостатки. Позволю себе прокомментировать некоторые из ни — по крайней мере те, которые я считаю наиболее перспективными:

Livejournal — представляет собой сообщество с возможностью публиковать большие тексты. По моему мнению, несмотря на все попытки — будущее этой сети все менее перспективно и вот почему. Эта была одна из первых обширных социальных площадок, которые позволяли создавать собственное представительство в сети. Но время шло, развивались другие ресурсы, в частности — блог-платформа WordPress. Последняя представляет собой возможность относительно быстро и дешево (к примеру, я использую бесплатный вариант) создавать полноценный сайт-блог с возможностью SEO-оптимизации и других дополнительных возможностей, к примеру, подписок. Впрочем, Livejournal эволюционирует, но все же его инструментарий до сих пор отстают от WordPress. Будущее данного сегмента я вижу как формирование универсального информационно-представительской платформы.

Вконтакте — на сегодня сложно назвать этот ресурс самостоятельным, так как по форме он очень напоминает его западный аналог, а на Западе его так и называют — «русский Facebook«. Особенность данной социальной сети в том, что она представляет собой личностно-организованное пространство. Благодаря наличию бесплатного контента (музыка, видео), а также все же более тесного круга контактов. Дальнейшее этой платформы я связываю с формированием «личного кабинета» — для себя, друзей, знакомых с дальнейшим развитием и коммерциализацией мултимедиа.

LinkedIn — в последнее время эта профессиональная сеть все больше развивается, ее функционал с простой доски объявлений усложняется и дополняется, к примеру, возможностями Slideshare. В мире, где все больше людей становятся предпринимателями, экономически-активными, роль профессиональных связей увеличивается. При этом, на сегодня, это, наверное, чуть ли не единственная социальная сеть, в которой до сих пор жесткое отклонение от бизнес-вопросов является мовитоном. Мне нравится как развивается LinkedIn, и связываю его будущее с еще более тесной интеграцией в бизнес-процессы.

Facebook — является каноном социальных сетей. От простого объединения разных людей, данная платформа переросла в постоянно генерируемый поток социально-значимой информации для отдельного человека. Дальнейшее Facebook я рассматриваю, как платформу интеграцию информационного пространства человека, его вторичную социальную реальность.

Twitter — это отражение человека настоящего, человека-событийного. Интенсификация информационных потоков, сжатие времени индивидуального ознакомления с большими массивами данных, личностное отношение к действительности — все это делает Twitter таким востребованным. Данный инструмент цифрового общения меняется, адаптируется, но вместе с увеличением возможностей кросспостинга, каким будет Twitter зависит от GC-Y.

Google+ до сих пор остается одной из самых спорных социальных платформ. Казалось бы, при все мощи корпорации, при большом количестве пользователей сервисов, успех Google+ должен был быть гарантированным. Но этого пока что не произошло. На мой взгляд, инженеры данного гиганта ошибочно пытаются воевать за ту же аудиторию, которая есть у Facebook. Им стоило бы сосредоточиться на том, что у них и так получается очень хорошо, а именно — дальнейшей интеграции социальной сети с: 1)поисковыми возможностями — люди все также стремятся утолить свой информационный голод, при этом за пределами «своего» мира; 2) почтовыми сервисами — как все более важной части отслеживания собственных действий и банка данных (ключницы). Таким образом, будущее Google+ я вижу, как единое информационное окно входа в информационный мир.

Очень может быть, что я не прав — и это все окажется не более чем одной из фантазий. Проблема и особенности исследований будущего состоят в том, что их предметом являются тенденции, которые имели начало в прошлом и актуальны на сегодня. Тем не менее, однажды узнав тенденцию, ее причинно-следственные связи можно либо поддержать, либо изменить — что и приведет к совершенно другому варианту актуального будущего. Что же, все в наших действиях.

Украинский Вавилон


…When you’re alone

Бумбокс — Наодинці

Сегодня произошло нечто, что очень точно охарактеризовал уважаемый мной Мустафа Найем. Я не знаю, что послужило причиной этого безумия – или подготовка к избирательной кампании (мол, «оранжевых посадили», руину преодолели, языковый вопрос как бы решили – все обещания выполнили), или же просто обыкновенная глупость. В качестве последней могу предположить, к примеру, неуклюжее заигрывание перед Россией в связи с последней ситуацией, и «дело Солонтая» тут не причем. Или же еще что-то более «грандиозное», о чем я даже не могу подумать.

Впрочем, как говорится, вернемся к нашим баранам. Честно сказать, меня подобные вещи сейчас меньше всего интересует, скорее то, почему же в ХХІ веке так мало обращают внимание на уроки истории. Казалось бы, о простом библейском сюжете, как великий народ, достигший значительных цивилизационных успехов, в одно мнгновенье расстворился и был размыт морем тщеславия, должен был слышать каждый. Предполагаю, что уже существует множество интерпретаций этой истории, тем не менее, рискну предложить еще одну.

Падение великой цивилизации вследствии забвения языка стало лишь последствием, в то же время, само строение Вавилонской башни – тоже не является причиной, а скорее симптомом органического заболевания культуры. А ведь все началось с того, что люди перестали создавать ценности, общность как таковая перестала проживаться, тщеславие, гордыня, стремление абстрактности затмило естественное положение — то, что люди живут среди людей, разделяют общие ценности, созидают мир вокруг себя и для других. Это потом уже появилась идея башни и все другие, истикающие проблемы.

Трудно не согласиться, что «опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории», но судя по повторениям – она активно пытается научить своим урокам. Вот только с каждым разом уроки становятся все сложнее. Можно долго рассуждать о роли языка в жизни людей, о том, что именно язык формирует нашу картину мира и представления о мире. Правда, это утверждение является довольно сомнительным, исходя из коммуникативной природы человека. Как утверждает Ноам Хомский, язык как знаковая система, не обязан иметь вербальные формы – достаточно, чтобы были общие смысловые формы. В таком понимании, забвение «вавилонского» языка как раз и являлось утратой общности, взаимопонимания.

Оценивая исторический перспективу за последние 20 лет в Украине с вершины сегодняшнего дня, складывается впечатление, что мы находимся в процессе забывания нашего «единого» языка. Ведь проблема даже не в том, что сегодня приняли законопроект, который как бы вводит второй государственный язык (а на самом деле – делает государственный язык динамичным, который может меняться в зависимости ментальной и демографической ситуации). И даже не в том, что за 20 лет как бы независимости до сих пор не понятно какие стратегические приоритеты Украины, как развивается государство, каким будет будущее. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что за 20 лет до сих пор существует проблема государственного языка.

Так за все это время практически ничего не было сделано теми, кто считает украинский язык родным (а таких от 45% до 67,5%). Может быть, это будет и спорно, но вопрос с языком аналогичен проблеме добра и зла, где под злом понимается отсутствие добра. Но те, кто учил язык, знают, что без практики – он забывается. Если грамматика еще и остается, то словарный запас со временем тускнеет, а потом и исчезает.

Мне повезло, и, фактически, я рос в двуязычной семье – большинство времени я проводил со своей бабушкой, которая разговаривает на украинском языке, и дедушкой, который общается на российском. В то же время, отец – на украинском, а мама – на российском. Тем не менее, большинство книжек, которые мне покупали в детстве (а это еще было время, хоть и не очень долгое, но все же СССР) – были именно на украинском языке. А в школе я изучал как украинский, так и российский языки, поэтому данная проблема для меня не так уж и велика.

Я стал трехъязычным – ко двум предыдущим присоединился английский язык, который изучаю со второго класса, и активно использую как в работе, так и в повседневной жизни. Также я мог бы быть пятиязычным – но немецкий язык без практики я забыл, а французский так и не смог выучить.

По последним двум языкам – я сожалею. Но это легко поправимо – не сложно заново начать изучение, тем более, это также не сложно и доступно, как заново поехать на велосипеде.

Также и с украинским языком. Для меня, на самом деле, важным является не столько, каким будет динамический государственный язык, сколько моя личная возможность:

  • общаться на украинском;
  • читать украинские книги и книги на украинском;
  • слушать украинскую музыку;
  • смотреть украинские фильмы и фильмы на украинском;
  • писать – на украинском;
  • рассуждать и думать – на украинском;
  • учить своих детей украинскому и на украинском;
  • носить украинскую одежду;
  • чтить украинские традиции;
  • почитать украинских героев и историю Украины;
  • гордиться украинским и Украиной;
  • и множество других украинских вещей.

И я знаю одно – я буду стараться и прикладывать все усилия, чтобы выше очерченные свободы и права были сохранены. И не важно, что я пишу это сейчас на российском, как мог бы написать и на английском или украинском – ведь я Украинец сердцем.

Ода алчности


Не так давно Украину накрыла небывалая промо-кампания нашумевшей в 90-х, не побоюсь слова, великой финансовой пирамиды – МММ. Не думаю, что стоит лишний раз напоминать историю этой затеи, наверное каждый так или иначе слышал о том, что из себя представляет эта афера.

В любом случае, стоит признать, что финансовые пирамиды являются частью нашего общества. Тем более, что они с поразительной точностью отвечают глубинным запросам людей – получить много, сразу, не прикладывая значительных усилий, и без наличия специальных знаний. Финансовые пирамиды в массовом сознании стали своеобразным Граалем, философским камнем. Именно на них, несмотря на значительные риски, возлагают надежды миллионы людей по всем просторам бывшего СССР.

Да и в этом нет ничего необычного. Люди склонны подвергать себя стрессу и вступать в рискованные операции.

Если на Западе – конструктивным исходом из подобной ситуации стало стремление к свободе, а рискованность трансформировалась в предпринимательство; то на просторах СССР, где царствовала тотальная предопределенность, а желание оказаться в более выгодном положении, чем другие, насаждавшееся десятками лет партийным руководством, велелось в клинические формы. Так, с одной стороны алчность способствовала нагромождению капитала «сильными» мира сего, а с другой – оторванные от властных ресурсов люди пытались найти другие способы уровнять шансы. В одном и другом случае, действуя не в рамках, как закона, так и этики.

Люди, выросшие без надежды, разочарованные тем что дает им действительность, не находя выхода из тотальной обреченности, готовые на все, но руководствующиеся алчностью – устремили свой взор к любым путям исправить ситуацию. «Финансовые» (читаем – деньги) – только это слово завладело их умами, позабыв о голосе разума и слове «пирамида»…

Казалось бы, после первого ожога, полученного в 90-е, второй раз лезть с головой в опасность было бы безумием. Но в 2011 году всю Украину охватила новая паника обреченности – и уже из каждого угла, забора, биллборда, сайта в Интернете и даже под ногами протянул свои руки «помощи» Сергей Мавроди. В этот раз он даже не скрывал своих планов, предупреждая, что это афера, потому что прекрасно понимал, что люди только этого и ждут.

Ранее я не знал, что же побуждает людей втягиваться в очень сомнительные операции, но в этом мне помог сериал «Виртуозы». Действительно, нельзя вовлечь в аферу честных людей, людей с совестью, которые знают цену собственному труду и уважают труд других.

Но, судя по количеству участников затеи Сергея Мавроди, к Украине это не относится. Поэтому, мы и продолжаем рассчитывать на везение, возлагать надежды на партии (к примеру, аферы Михаила Чаплыги), которые обещают «золотые горы» – и все также продолжаем постоянно обманываться.

Я ни в коем случае не обвиняю этих несчастных людей, ведь, все же – они, как и все просто хотят быть счастливыми.