Архив метки: блог

Где SMM-команде жить хорошо


Лучшая память — тупой карандаш

Увидев пост Ольги Лариной об организации работы SMM-команды на просторах Facebook’а, поделился своими соображениями, которые я раньше высказывал на отраслевой площадке PR-профессионалов (The case for — and against — outsourcing social media). Но, к сожалению соцсети не обладают хорошо организованным поиском и мне не удалось сейчас найти эту беседу. Зато я с легкостью нашел запись в блоге Ольги (SMM: ФРИЛАНС VS ИНХАУС), с которой и началось общение на эту тему. 

Вывод №1 — записывайте важные мысли в блог. Так и найти проще, не забудете ничего да и зайти на огонек кто-то сможет.

Итак, как же лучше всего организовать работу SMM-команды вашего бизнеса?

Несмотря на размер компании, социальными медиа должны управлять те, кто владеет всей информацией о компании и ее продуктах (услугах), кто непосредственно принимает участие в их создании (разработке), кто знает их до мелочей и может дать ответ на любой вопрос. Как вы уже догадались, речь идет о сотрудниках компании.

Социальные медиа — это всего лишь внешняя оболочка самого бизнеса, целью которой является построение хорошего потребительского опыта. А дать этот опыт могут только те, кто знает, как выглядит компания и ее продукты. 

Неожиданно услышать это от человека, который занимается коммуникационным консалтингом, правда?

Но чтобы это все работало, есть один секрет успеха. Привлекать агентство / консультантов — также крайне важно для вашего успеха. Агентство имеет широкий опыт работы с разными компаниями и случаями, они занимаются исследованиями, создают что-то новое и, все же, это их прямая специализация. Поэтому, они могут помочь создать и / или измерить эффективность стратегии компании, а также провести обучение сотрудников, которые будут ответственны за социальные медиа.

Вывод №2 — привлекать агентство / консультантов необходимо, они заинтересованы в Вашем успехе не меньше, чем Вы. 

А какой у вас опыт? 🙂

5 удобных вопросов депутату


Приношу глубокую благодарность:

Лесе Парно  (блог на Politiko
за консультации по избирательному процессу и поддержку,

Ярославу Тонконогу –
за дружеское терпение и корректуру. 

Избирательный демократический процесс, как это не странно и не парадоксально может звучать, подразумевает поэтапный отбор людей, которые наилучшим образом могут выполнять общественно значащие задачи определенного уровня сложности. По крайней мере, так утверждает либеральная парадигма. Такой подход довольно практичен, поскольку позволяет не только учесть различные социально-экономические умонастроения, но и создать действенную и относительно гибкую конструкцию перераспределения ресурсов общности.

Но перед тем как вдохнуть жизнь в эту абстракцию, необходимо решить очень важную задачу, о которой не часто говорят. А по существу речь идет именно о том, что мы выбираем или кого уполномочиваем на выполнение коллективных поручений. Другими словами, выбираем мы концепцию развития, определенную модель устройства мира и наше место в нем, или же – определенных людей, со сформированным мировоззрением и личностными качествами.

Выбор моделей миростроения, или же идеологий, присущ периоду создания традиционных устоев, их закрепления. В кризисные моменты, когда существует выбор или-или. Или церковная модель, или светская; или демократия, или автократия; или нацизм, или большевизм; и так далее. При наличии такого выбора, наиболее приемлемой схемой стал симбиоз между партийными организациями, объединенными вокруг идеологического центра, и пропорциональной избирательной системой, которая  наилучшим образом позволяет представить выбор воззрений большинства людей, учитывая индивидуальные пожелания.

Правда, современный мир стал слишком многогранным – глобализация, открытие горизонтов, породили одновременное присутствие множеств вариантов, которые должны мирно сосуществовать, ассимилироваться и открываться. Мир стал единой, и возможно не всегда упорядоченной, мозаикой. Мир стал слишком сложным.

 В этом сложном мире более нельзя выбрать что-то одно, с чем можно себя ассоциировать, идентифицировать с одним определенным набором качеств. Ведь это мир интегрированных идентичностей, где мое Я – это соединение взглядов на самого себя, семью, быт, профессию, друзей, город, государство и так далее. Кроме того, мое Я – это сумма моих опытов и, в первую очередь, культурное (в широком смысле) наследие и переживание.

Современный мир – это эпоха нового гуманизма, нового индивидуализма. Движущей силой преобразований теперь выступают не структурные связи, не системы корпораций, не безликие массы, или абстрактные бренды, а связанные между собой ценностями личности. Именно личности вновь обретают силу и зажигают искру перемен. В таком мире большие идеологии стали тесными, они больше не могут описать многогранность индивидуальных проявлений и все возможные наборы мироощущений. Следственно, и партийные организации начали терять свою былую функциональную нагрузку. Тем не менее, партии, как и раньше, являются довольно специфическим образованием со своими задачами.

Можно сказать, что теперь партии являются развитой системой, интерфейсом программы по обслуживания потребностей членов сообщества. В первую очередь, партия является неким клубом, в котором объединятся люди с общими ценностями и взглядами. Далее, партия представляет собой коллективный орган по минимизации индивидуальных усилий по достижению общих целей – она позволяет координировать и концентрировать усилия членов сообщества по достижению значимых для участников задач. Также, партия является сигнальным инструментом, который позволяет передать индивидуальную реакцию на актуальную ситуацию на  уровень перераспределения всеобщих усилий и полномочий (государственный уровень).

Очевидно, что партия – это больше не безликая организация, закрашенная идеологией. Это – живые личности, такие же, как и мы, люди. Именно они являются воплощением государства и политических механизмов. А наилучшим способом избрать наиболее подходящих личностей является мажоритарная система, которая ставит на первое место именно личностей.

Пройдет не так много времени, и перед нашим взором будет стоять плеяда кандидатов в депутаты, некоторые из них даже будут личностями. Эта армия рушит стройными рядами в одномандатные округа, ища поддержку нас – избирателей. Каждый из них будет хорош, каждый из них будет поражать нас своими изумительными обещаниями и искусными затеями. Но перед тем как отдать самое дорогое, что есть у избирателей – свой голос, все же, стоит поставить всего лишь 5 вопросов «своему» депутату (что возможно только при мажоритарной системе):

  1. Каким образом новый депутат будет взаимодействовать с локальными партийными организациями?

 Ведь став представителям округа (де-факто, защитником интересов жителей округа), по своей функциональной нагрузке – депутат не сможет постоянно следить за всеми изменениями и важными ситуациями в округе. Именно локальная партийная организация становится его глазами и руками, а с другой стороны – именно она является интерфейсом жителей перед депутатом. Только от слаженной работы самого депутата и окружной партийной организации будет зависеть успешность округа.

  1.  Как депутат планирует наладить работу с местной властью – районным советом и администрацией?

Именно районный совет и администрация имеют реальную власть в округах, все вопросы (как бытовые, так и более важные) решают именно они. Депутат же – может влиять на них, но от того, каким способом и есть ли у него понимание этого процесса – будет зависеть эффективность работы депутата.

  1. Как депутат будет отчитываться о результатах своей работы перед избирателями?

Это, наверное, один из самых важных пунктов. Система отчетности позволяет не только получить доступ к информации о работе депутата, но, что самое главное, оценить эффективность работы депутата. При этом система отчетности неразрывно связана с возможностью отзыва депутата, как с центра в регион, так и отзыва депутата в случае неэффективной работы.

  1. Каким депутат видит свое сотрудничество с другими партиями и депутатами? 

Совершенно понятно, что кроме представления интересов округа, депутат, в первую очередь, занят законотворчеством. Но кроме своих законов, ему будет необходимо также иметь свою позицию и по законам других депутатов и партий. Принятие законов – это определенный торг, в результате которого депутат за принятие своего закона должен будет проголосовать за другой. Так что необходимо понимать, чем обернется законодательная активность депутата для своих избирателей – от защиты парка до повышения налогов. 

  1. Какими будут первые 3-5 решений депутата для округа и государства? 

Необходимо четко понимать, что предвыборный период отличается от послевыборного. И важно знать какой будет работа депутата не только на сейчас, но и на несколько шагов вперед, чтобы понимать, что же ожидает избирателей в будущем. Поскольку мы все являемся не только жителями округа, но и государства – нам необходимо знать, что будет делать депутат для защиты и представления наших интересов на уровне государства (налоги, зарплаты, социальные гарантии и т.д.). Понятно, что много дел сразу требовать будет не правильно, – но какими будут первые начинания депутата необходимо понимать.

Пока что избирательные процедуры действуют, а механизм искажения – не работает на полную мощность. Нам представилась возможность – некая точка неповорота – еще все изменить.

Но это зависит от согласованных и осознанных решений, от желания что-то изменить, а не ограничиваться своим «мирком» и беспричинной надеянностью «на все хорошее».

Будущее – не настает. Оно – создается ежесекундно, каждым из нас, каждым усилием.

И это нужно помнить, особенно когда речь идет о выборе. 

Обсудим: 

в Facebook

в Google+

Встречайте, GC-Y!


На днях я представил своего (не такого уж, чтобы совсем, но все же) старого друга — de Larosh. Именно он поведал мне другую реальность, открыл мир социальных сетей и цифровых коммуникаций. Он помогал мне в разных моментах моей жизни, но еще больше — именно de Larosh научил меня публичности, он показал мне как можно говорить, действовать и не бояться, он поведал мне о том, что означает открытость. De Larosh стал моим поводырем по дорогам «Поколения X«. Потом, изучив тот мир, я пришел в дивный новый мир. В этом мире были только подлинные имена, личные связи. Но потом и этот мир ускользнул перед ногами — и я оказался здесь. Хоть и все еще с личными именами, но не с такими знакомыми людьми, но от этого не менее интересными и открытыми, а также кнопками мгновенных/отложенных передач (Like, Share, Tweet, +1 и др.)…

В маркетинге существует целое направление, которое так и называется «теория поколений«. Данный подход направлен на то, чтобы понять каким является люди сегодня, какие у них ценности, а собственно, потребительские способности. Но теория поколений занимается не столько этими вещами, сколько прогнозами, тенденциями, форсайтами будущих поколений — чтобы понять как нужно менять маркетинговую стратегию для максимализации каждой будущей прибыли. Но кроме этого, теория поколений предлагает довольно широкий спектр размышлений для конструирования социальной реальности. Что является довольно сильным, но и опасным инструментом. Впрочем, вернемся к нашей реальности.

«Поколение Х» — оно же устами не без причин очень популярного писателя стало называться на постсоветском пространстве «Поколением П«. Это поколение, которое считается «неизвестным» во многом таковым не является — так как, в первую очередь, «люди Х» нацелены на самоутверждение. Они разорвали, в определенном понимании, связь традиций и теперь им необходимо завоевать уважение предков, утвердиться на своде времени, отстоять свое право на творение истории. Это время героев-одиночек, всех этих рэмбо, макклейны, чаковноррисов. Словом, всех «неудержимых«, которые собственными силами сокрушают тучу врагов, спасают мир, да и вообще — становятся центром Вселенной.

Но время идет, и на смену старому поколению приходит новое — «Поколение Y«. Это поколение в определенном смыслы, вобрало все достижения своих родителей, но в отличии от них, — старается не просто самоутвердится (этого больше недостаточно), а внести свой вклад. «Дети Y» — это создатели новых правил, которых не оставили им их родители, для них существует необходимость созидать новые традиции. Для них важным является сделать свой вклад в будущее, создать основу. Именно поэтому я, во-первых отношу себя, а, во-вторых, называю это поколение «переходным».

Кроме того, новое поколение вобрало в себя информационные технологии, оно практически родилось вместе с ними. Цифровые коммуникации стали не просто инструментами, а вторичной реальностью, в которой живут Y. Да, как верно подметил Брайян Солис, это поколение стало поколением «соединенным» благодаря буму социальных сетей и новых способов коммуникации. Дети Y объединяют свои усилия, координируются, чтобы создать свой мир вместе. Поэтому, героями нового поколения становятся, с оговорками но и пусть, «командные игроки» — хаусы, лайтманы, бишопы&данемы и множество других.

Будущее еще не определено, поэтому сказать наверняка, каким будет поколение Z — очень сложно. В этом случает, могу лишь предположить, что это будет поколение которое будет использовать все доступные сегодня возможности, для них коммуникации и цифровой (информационный) мир будет уже первичной реальностью, а вид из окна — скорее вторичной. Предполагаю, что Z — это люди ноосферы, которые перемещаются информационными потоками, для которых пространство и время будет объединено в одном мгновенье, которое будет постоянно создаваться, меняться, преобразовываться. Несмотря на это, каким будут Z — зависит уже только от нас, Generation Connected-Y.

Поэтому, я все больше убеждаюсь, что для реализации потенциала поколения Z, GC-Y должны пытаться использовать возможность, которую передали им (нам) «иксы» — на чистом поле возможностей сделать устойчивой новую систему координат,  которую я вижу, как некий хоть и практически утопический манифест. А именно — формирование солидарных либертарианских сообществ:

— «солидарные» — как те, которые разделяют ценности «другого»;

— «либертарианские» — как те, для которых наивысшими благами являются: самоценности личности, свобода проявлений и запрет на любые формы и виды насильства, а вместо этого использование мотивации, убеждения, и как следствие ответственность;

— «сообщества» — как различные объединение людей (по геолокационному и ценностному критериям), которые кооперируются для достижения общих базисных благ.

Напоследок, пожалуй, с того, с чего я начал — с социальных сетей или же инструментов.

Итак, я являюсь довольно активным пользователем различных социальных сетей — это ЖЖ, Вконтакте, LinkedIn, Facebook, Twitter, Google+ и других. Каждая из них имеет как свои как преимущества, так и недостатки. Позволю себе прокомментировать некоторые из ни — по крайней мере те, которые я считаю наиболее перспективными:

Livejournal — представляет собой сообщество с возможностью публиковать большие тексты. По моему мнению, несмотря на все попытки — будущее этой сети все менее перспективно и вот почему. Эта была одна из первых обширных социальных площадок, которые позволяли создавать собственное представительство в сети. Но время шло, развивались другие ресурсы, в частности — блог-платформа WordPress. Последняя представляет собой возможность относительно быстро и дешево (к примеру, я использую бесплатный вариант) создавать полноценный сайт-блог с возможностью SEO-оптимизации и других дополнительных возможностей, к примеру, подписок. Впрочем, Livejournal эволюционирует, но все же его инструментарий до сих пор отстают от WordPress. Будущее данного сегмента я вижу как формирование универсального информационно-представительской платформы.

Вконтакте — на сегодня сложно назвать этот ресурс самостоятельным, так как по форме он очень напоминает его западный аналог, а на Западе его так и называют — «русский Facebook«. Особенность данной социальной сети в том, что она представляет собой личностно-организованное пространство. Благодаря наличию бесплатного контента (музыка, видео), а также все же более тесного круга контактов. Дальнейшее этой платформы я связываю с формированием «личного кабинета» — для себя, друзей, знакомых с дальнейшим развитием и коммерциализацией мултимедиа.

LinkedIn — в последнее время эта профессиональная сеть все больше развивается, ее функционал с простой доски объявлений усложняется и дополняется, к примеру, возможностями Slideshare. В мире, где все больше людей становятся предпринимателями, экономически-активными, роль профессиональных связей увеличивается. При этом, на сегодня, это, наверное, чуть ли не единственная социальная сеть, в которой до сих пор жесткое отклонение от бизнес-вопросов является мовитоном. Мне нравится как развивается LinkedIn, и связываю его будущее с еще более тесной интеграцией в бизнес-процессы.

Facebook — является каноном социальных сетей. От простого объединения разных людей, данная платформа переросла в постоянно генерируемый поток социально-значимой информации для отдельного человека. Дальнейшее Facebook я рассматриваю, как платформу интеграцию информационного пространства человека, его вторичную социальную реальность.

Twitter — это отражение человека настоящего, человека-событийного. Интенсификация информационных потоков, сжатие времени индивидуального ознакомления с большими массивами данных, личностное отношение к действительности — все это делает Twitter таким востребованным. Данный инструмент цифрового общения меняется, адаптируется, но вместе с увеличением возможностей кросспостинга, каким будет Twitter зависит от GC-Y.

Google+ до сих пор остается одной из самых спорных социальных платформ. Казалось бы, при все мощи корпорации, при большом количестве пользователей сервисов, успех Google+ должен был быть гарантированным. Но этого пока что не произошло. На мой взгляд, инженеры данного гиганта ошибочно пытаются воевать за ту же аудиторию, которая есть у Facebook. Им стоило бы сосредоточиться на том, что у них и так получается очень хорошо, а именно — дальнейшей интеграции социальной сети с: 1)поисковыми возможностями — люди все также стремятся утолить свой информационный голод, при этом за пределами «своего» мира; 2) почтовыми сервисами — как все более важной части отслеживания собственных действий и банка данных (ключницы). Таким образом, будущее Google+ я вижу, как единое информационное окно входа в информационный мир.

Очень может быть, что я не прав — и это все окажется не более чем одной из фантазий. Проблема и особенности исследований будущего состоят в том, что их предметом являются тенденции, которые имели начало в прошлом и актуальны на сегодня. Тем не менее, однажды узнав тенденцию, ее причинно-следственные связи можно либо поддержать, либо изменить — что и приведет к совершенно другому варианту актуального будущего. Что же, все в наших действиях.

I and a dream


Сутінки поступово накривали автівку, намагаючись випередити її. Зрозумівши цей задум, Микола натиснув сильніше на педаль та спрямував свій jaguar швидше на стоянку. Вийшовши з авта, прихопивши з собою парасольку, яку завбачливо взяв ще зранку, та огледівши «морське» небо, на його обличчі промайнула легка посмішка: «встиг!».

Микола впевнено крокував від спеціально побудованого паркінгу й пригадував яку він провів кампанію серед мешканці, і як надзвичайно провів справу з дозвільними інститутами, щоб усе ж заволодіти цим майданчиком – це вже потім було саме будівництво, яке обернулося в торгівельні площі та надзвичайні прибутки. Звісно, він був дуже задоволений цим. Колись. А зараз цей 32-річний чоловік мовчки йшов до свого будинку невеличкою доріжкою, прикрашеною з одного боку квітами та вистеленою масивним каменем.

Робочий день випадково закінчився раніше, і цей момент випадковості зруйнував увесь його наступний графік, увімкнувши «автопілот» на режим «робота-дім». Микола ступав обережно, намагаючись нічого не зачепити й одночасно привчаючи себе до розміреності, про яку встиг забути за останні роки. Саме тому він обрав цей фасон черевиків – вони не тільки були доволі зручними, але й не дозволяли швидко ходити. Його костюм був сьогодні звичайного крою, на 3 ґудзики, темно сірого кольору, але надзвичайно точного крою та дуже якісної бавовни. Ніщо у його ході та вигляді не говорила про щось особливе – трохи стомлений вигляд, в міру невиразний погляд й такі самі рухи.

Вже майже підходячи – лишалося 2,5 кроки – до дверей ліфта, Микола підняв вгору руку та зробив крок уперед, вже готуючись натиснути на кнопку. Але раптом він почув звук, який змусив його відірватися від телефону, на якому він перевіряв пошту та знову відсилав листи, й підняти голову вгору – ліфт приїхав сам. Він не просто приїхав, відкрив двері – але й чекав. Так, саме його, ніби посміхаючись та вітаючись.

Микола теж посміхнувся йому і сміливо зайшов у кабіну ліфта. Він пригадував, як цей ліфт жартував із ним, граючись у піжмурки, ховаючись на якомусь з поверхів, або ж, як інколи змушував довгий час чекати, перекочуючи з одного поверху на інший. А одного разу, ліфт навіть зачинив Миколу у себе на кілька годин! Звісно, чоловік не ображався на ці пустощі – саме тоді він зміг дослухати свою улюблену радіопередачу, й крім того вони вже були чи не друзі. Микола натиснув свій майже поверх, на якому розташований його пентхаус, двері зачинилися і вони поїхали.

Ці дві-хвилини-сорок-п’ять-секунд, які Микола щоденно проводить двічі на день із заплющеними очима – для нього чи не найбільша радість за день. Дві-хвилини-сорок-п’ять-секунд вільного падіння, тиші, спокою й відсутності будь-яких необхідностей, відповідальностей й інших думок. На ці дві-хвилини-сорок-п’ять-секунд свободи, й одночасно тотального підконтрольного стану, де від чоловіка вже абсолютно нічого не залежить, Микола чекає весь день.

Але ліфт зупиняється, сповіщає про зупинку ледь помітним звуком і відкриває двері. Микола ще трохи стоїть у ліфті, відкриває очі. Він посміхається кабіні, й виходячи киває головою у бік ліфта, ніби прощаючись, до наступної зустрічі. Зробивши кілька кроків уперед, Микола обертається й дивиться як ліфт все ще проводжає його своїм поглядом. Чоловік іще раз дякує ліфтові й стрімко йде вперед. Адже вже час повертатися до планів…

Украинский Вавилон


…When you’re alone

Бумбокс — Наодинці

Сегодня произошло нечто, что очень точно охарактеризовал уважаемый мной Мустафа Найем. Я не знаю, что послужило причиной этого безумия – или подготовка к избирательной кампании (мол, «оранжевых посадили», руину преодолели, языковый вопрос как бы решили – все обещания выполнили), или же просто обыкновенная глупость. В качестве последней могу предположить, к примеру, неуклюжее заигрывание перед Россией в связи с последней ситуацией, и «дело Солонтая» тут не причем. Или же еще что-то более «грандиозное», о чем я даже не могу подумать.

Впрочем, как говорится, вернемся к нашим баранам. Честно сказать, меня подобные вещи сейчас меньше всего интересует, скорее то, почему же в ХХІ веке так мало обращают внимание на уроки истории. Казалось бы, о простом библейском сюжете, как великий народ, достигший значительных цивилизационных успехов, в одно мнгновенье расстворился и был размыт морем тщеславия, должен был слышать каждый. Предполагаю, что уже существует множество интерпретаций этой истории, тем не менее, рискну предложить еще одну.

Падение великой цивилизации вследствии забвения языка стало лишь последствием, в то же время, само строение Вавилонской башни – тоже не является причиной, а скорее симптомом органического заболевания культуры. А ведь все началось с того, что люди перестали создавать ценности, общность как таковая перестала проживаться, тщеславие, гордыня, стремление абстрактности затмило естественное положение — то, что люди живут среди людей, разделяют общие ценности, созидают мир вокруг себя и для других. Это потом уже появилась идея башни и все другие, истикающие проблемы.

Трудно не согласиться, что «опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории», но судя по повторениям – она активно пытается научить своим урокам. Вот только с каждым разом уроки становятся все сложнее. Можно долго рассуждать о роли языка в жизни людей, о том, что именно язык формирует нашу картину мира и представления о мире. Правда, это утверждение является довольно сомнительным, исходя из коммуникативной природы человека. Как утверждает Ноам Хомский, язык как знаковая система, не обязан иметь вербальные формы – достаточно, чтобы были общие смысловые формы. В таком понимании, забвение «вавилонского» языка как раз и являлось утратой общности, взаимопонимания.

Оценивая исторический перспективу за последние 20 лет в Украине с вершины сегодняшнего дня, складывается впечатление, что мы находимся в процессе забывания нашего «единого» языка. Ведь проблема даже не в том, что сегодня приняли законопроект, который как бы вводит второй государственный язык (а на самом деле – делает государственный язык динамичным, который может меняться в зависимости ментальной и демографической ситуации). И даже не в том, что за 20 лет как бы независимости до сих пор не понятно какие стратегические приоритеты Украины, как развивается государство, каким будет будущее. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что за 20 лет до сих пор существует проблема государственного языка.

Так за все это время практически ничего не было сделано теми, кто считает украинский язык родным (а таких от 45% до 67,5%). Может быть, это будет и спорно, но вопрос с языком аналогичен проблеме добра и зла, где под злом понимается отсутствие добра. Но те, кто учил язык, знают, что без практики – он забывается. Если грамматика еще и остается, то словарный запас со временем тускнеет, а потом и исчезает.

Мне повезло, и, фактически, я рос в двуязычной семье – большинство времени я проводил со своей бабушкой, которая разговаривает на украинском языке, и дедушкой, который общается на российском. В то же время, отец – на украинском, а мама – на российском. Тем не менее, большинство книжек, которые мне покупали в детстве (а это еще было время, хоть и не очень долгое, но все же СССР) – были именно на украинском языке. А в школе я изучал как украинский, так и российский языки, поэтому данная проблема для меня не так уж и велика.

Я стал трехъязычным – ко двум предыдущим присоединился английский язык, который изучаю со второго класса, и активно использую как в работе, так и в повседневной жизни. Также я мог бы быть пятиязычным – но немецкий язык без практики я забыл, а французский так и не смог выучить.

По последним двум языкам – я сожалею. Но это легко поправимо – не сложно заново начать изучение, тем более, это также не сложно и доступно, как заново поехать на велосипеде.

Также и с украинским языком. Для меня, на самом деле, важным является не столько, каким будет динамический государственный язык, сколько моя личная возможность:

  • общаться на украинском;
  • читать украинские книги и книги на украинском;
  • слушать украинскую музыку;
  • смотреть украинские фильмы и фильмы на украинском;
  • писать – на украинском;
  • рассуждать и думать – на украинском;
  • учить своих детей украинскому и на украинском;
  • носить украинскую одежду;
  • чтить украинские традиции;
  • почитать украинских героев и историю Украины;
  • гордиться украинским и Украиной;
  • и множество других украинских вещей.

И я знаю одно – я буду стараться и прикладывать все усилия, чтобы выше очерченные свободы и права были сохранены. И не важно, что я пишу это сейчас на российском, как мог бы написать и на английском или украинском – ведь я Украинец сердцем.