Архив метки: инновация

Звезды и звезданутые


Ранее я крайне негативно относился к социальным звездам, но посмотрев на рынок профессиональных услуг, понял, что этот вопрос намного шире, чем мне казалось.

Массовая пропаганда со всех каналов транслирует вбивает стойкий ассоциативный ряд:  звезды — представители т.н. «шоу-бизнеса». Сказать по правде, никакого диссонанса это не вызывало, ведь не было других «зацепок». Но однажды в передаче о ФК «Динамо» я услышал фразу: «есть команды звезд, а это была команда-звезда!» и с тех пор у меня поселилось сомнение относительно статусу «звезд», который я не мог для себя определить. Теперь же, кажется, пришло некое понимание, но связано оно было с прокладыванием границ между «звездностью» (как позитивной оценкой) и «звезданутостью» (негативной).

В моем понимании, звезда — это яркая личность, которая достигла определенного успеха и освещает дорогу неизведанности, приносит что-то новое, в каком-то понимании даже эталонное. Звезды не только освещают, но и притягивают, задают систему координат, ориентир для других. При этом, звезды имеют свою систему, в которую входят другие светила и формируют свои (секторальные) миры (компании, организации, бренды и прочее).

Но есть небольшая проблема: звезды и звезданутые — очень похожи между собой и отличить их на первый взгляд практически невозможно.

Но есть несколько примет, по которым это можно сделать. 

Итак, звезды:

  • выплескивают свою энергию в виде инноваций и реализаций;
  • постоянно поддерживают свой статус, их ядро постоянно набирает массу, они пополняют свои запасы, чтобы не перегореть и не взорваться;
  • пользуются слоганом — «делали, делаем, сделаем». Их свет говорит за них.

А вот звезданутые, хотя и по внешним признаком похожи (издалека), имеют отличия: 

  • все еще выплескивают энергию, регулярность, сила и интенсивность которой — все ниже;
  • уже не поддерживают свой статус и теряют массу;
  • их свет тускнеет и является единственным источником подтверждающим их статус. Если звезда потухла, свет от нее еще может доноситься определенное время, а слоган звучит как: «делали и сейчас такое сделаем!»;
  • движуться по инерции и не контролируют процесс реакций у себя в ядре.

Звездой стать совершенно не трудно. Сложнее — не сгореть и не взорваться. Еще сложнее — не перегореть. Но хуже всего — звездануться. Именно последняя категория самая опасная, поскольку, набирая массу, легче всего сходит с орбиты.

Если же бывшая звезда (звезданутая) не затухает, не превращается в карлика или другой сателлитный объект, а взрывается — она освобождает энергию, которая может породить новую жизнь. Но это происходит крайне редко. 

Конечно, есть и другие характеристики небосвода, которые знают опытные звездочеты. А я всего-навсего просто люблю смотреть на ночное небо.

Реклама

Сел и поехал


Символично получилось, что все же я решил написать эту заметку именно сейчас — в нескольких днях до начала нового витка календаря. По правде говоря, идея заметки родилась, наверное, с пол года назад, но что-то постоянно мешало ее записать. И теперь я понимаю, что очень хорошо, что я этого не сделал ранее, — иначе размышления были бы не полными.

На углу двое юношей возились с каким-то механическим устройством. Один убежденно говорил: «Конструкторская мысль не может стоять на месте. Это закон развития общества. Мы изобретём его. Обязательно изобретём. Вопреки бюрократам вроде Чинушина и консерваторам вроде Твердолобова». Другой юноша нёс свое: «Я нашел, как применить здесь нестирающиеся шины из полиструктурного волокна с вырожденными аминными связями и неполными кислородными группами. Но я не знаю пока, как использовать регенерирующий реактор на субтепловых нейтронах. Миша, Мишок! Как быть с реактором?» Присмотревшись к устройству, я без труда узнал велосипед. »
— Братья Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»
/Изобретать велосипед — Лукморье/

Довольно часто про себя, а иногда и вслух, я вскрикиваю: «опять изобрел велосипед!», «как, неужели и это кто-то до меня уже сочинил?!». И, ранее, кроме досады, мне это ничего не приносило — ведь это очень обидно, после момента «прозрения» узнать, что все, что было сконструировано, не имеет смысл изобретать. И, вместо того, чтобы подумать, как это довести до более удобного варианта, я отправлялся в поиски другого, иного. Но, что бы я не искал, все оказывалось либо же уже «велосипедным», либо же кто-то параллельно также это изобретал и внедрял, пока я пытался осмыслить идеи и находился в процессе построения кооперации.

Что же, эти ситуации действительно выбивали из привычного хода событий и заставляли собираться и идти все дальше. Впрочем, в поисках разрешения этой ситуации абсурда, я наткнулся на заметку Сергея Дацюка «Изобретение велосипеда» и уже понадеялся, что наконец-то смогу воспользоваться готовым решением. Как оказалось, я обманулся — философ скорее оправдывал такое состояние вещей, нежели предлагал свое решение. Оставшись без ответа, и не смирившись с этой ситуацией, я шел все дальше, изобретая велосипеды.

Не видя ценности в велосипедах, я их раздавал, оставлял или же вел рядом с собой, никогда не садясь на них — лишь недавно я начал учиться ездить на велосипедах, которые я создавал. Это стал момент прозрения.

Все, кто изобретает велосипед впервые — имеют определенный опыт, они видят, что не хватает в миросистеме и представляют (хотя и не всегда), что в нее принести. Иногда же, изобретатели просто исследуют возможные комбинации предметов и из их опытов появляются новые интересные вещи, которые входят в рядовое использование.

В моем же случае, начав ехать на велосипеде, изучая его работу, конструкцию, внутренний мир и смыслы, я понял одну небольшую, но очень важную, как для себя, вещь — те, кто изобретал что-либо, не столько лучше меня; а лишь более опытные, более отдаются своему изобретению и самому процессу. Кроме этого, только если ехать вперед, проживать жизнь в этих опытах, можно не просто реконструировать ход прошлых изобретений (чем я до этого занимался и все еще занимаюсь, находясь в поисках и приключениях), а и действительно прорваться вперед, стать виртуозом на своем велосипеде (даже, возможно, не совсем понимая теоретическую сторону), и создать что-то новое.

Кому-то это удается более просто, кому-то более сложно — но все это подвластно любому человеку, если есть вера, желание и воля!