Архив метки: информационное поле

Мониторинг мониторинга


Недавно, работая над очередным проектом, у меня возникла потребность в мониторинге инфополя. Естественно, это занятие лучше отдать на аутсорс тем, у кого это прямая специализация и есть хорошие агррегаторы сообщений. Поскольку информации об автоматизированных системах интернет-мониторинга (бренд-трекеры) довольно много, я расскажу о своем опыте поиска мониторингового агентства.

socialmediashop.co.uk

Для начала, отвечу на вопрос, почему по моему мнению стоит обратиться именно в мониторинговое агентство:

  • Первое преимущество мониторингового агентства — вам нет необходимости делать черновую работу: получаете только выверенную информацию в указанное вами время и формате. Это экономит время, которое вы можете потом уделить чистому анализу.
  • Второе преимущество мониторингового агентства — вы можете получить структурированную информацию со всех источников: ТВ, пресса (национальная, специализированная, региональная), интернет, радио.
  • Третье преимущество мониторингового агентства — вы получаете информацию как о вашей компании, так и о конкурентах в удобно сопоставимом виде.

Для того, чтобы выбрать агентство, я провел тест — попробовал заказать одну и ту же услугу во всех агентствах: 4 ключевых слова, только украинский сегмент интернета и информагентства, период мониторинга два предыдущих дня, возможность аннотаций сообщений. Я обратился в 6 агентств — да, рынок оказывается у нас довольно развитый. Хотя это еще не все агентства, так можно было обратиться еще в УНИАН и Looksmi, но забыл, хотя цены у них довольно прозрачные.

И вот результаты (в произвольном порядке):

  • Медиапульс — ответили сразу, сказали, что тестовый запрос будет на следующий день, ориентировочную цену назвали сразу (не привожу т.к. может меняться). Как и обещали — тестовое задание прислали на следующий день, полное соответствие запросу. Качество — хорошее, даже попали другие источники, которые были очень уместны. Обещали поработать над пропусками.
  • Контекст-медиа — ответили сразу, сказали, что тестовый вариант будет готов на следующий день, ориентировочную цену назвали сразу, немного дешевле чем у Медиапульса. Аннотации были только к сообщениям на украинском языке. Возможно, это только в тестовом варианте. Качество — не плохое, высокий уровень совпадения с предыдущим вариантом. Есть огрехи — не совсем релевантные сообщения и пропуски. Хотя объем перепечаток внушительный. В то же время, есть и сообщения, как по мне не совсем критические, но все же которые были пропущены Медиапульсом.
  • Noks Fishes — на сайте есть два телефона. По первому не дозвонился. По второму — удивительная картина: заявку приняли, но сказали написать на адрес adex@imc.net.ua (это другое агентство — Мониторинг СМИ Украины). Почему так — секрет. На письмо ответили, что обработают заказ. Не привета, не ответа. Стоимость тоже неизвестна. Отправил письмо на Медиавершки — ответа с почты gmail вообще нет. Видимо, новые клиенты им не нужны.
  • Инфопоинт — не дозвонился, написал письмо. Вежливо ответили, что коммерческими проектами не занимаются до 2015 года, только социальными. Посоветовали обратиться в Контекст-медиа.
  • Ex Libris — ответили сразу, сказали что тестовый запуск займет несколько дней. Предоставили тест быстрее. Продукт очень похож на Контекст-медиа. Что приятно удивило в российском агентстве. Неприятно удивила только цена — намного выше украинских аналогов.

Вместо выводов

Как видите, заказать мониторинг не так и просто. У каждого агентства есть свои нюансы. Порадовала возможность бесплатного теста у основных игроков. Наиболее приятное впечатление на сегодняшний момент по ориентиру цена/качество осталось от Медиапульса и Контекст-медиа. Так что рекомендую обратиться и к первым, и ко вторым, чтобы выбрать для себя надежного партнера.

Как всегда, рад поделиться опытом и ответить на вопросы.

Реклама

Встречайте, GC-Y!


На днях я представил своего (не такого уж, чтобы совсем, но все же) старого друга — de Larosh. Именно он поведал мне другую реальность, открыл мир социальных сетей и цифровых коммуникаций. Он помогал мне в разных моментах моей жизни, но еще больше — именно de Larosh научил меня публичности, он показал мне как можно говорить, действовать и не бояться, он поведал мне о том, что означает открытость. De Larosh стал моим поводырем по дорогам «Поколения X«. Потом, изучив тот мир, я пришел в дивный новый мир. В этом мире были только подлинные имена, личные связи. Но потом и этот мир ускользнул перед ногами — и я оказался здесь. Хоть и все еще с личными именами, но не с такими знакомыми людьми, но от этого не менее интересными и открытыми, а также кнопками мгновенных/отложенных передач (Like, Share, Tweet, +1 и др.)…

В маркетинге существует целое направление, которое так и называется «теория поколений«. Данный подход направлен на то, чтобы понять каким является люди сегодня, какие у них ценности, а собственно, потребительские способности. Но теория поколений занимается не столько этими вещами, сколько прогнозами, тенденциями, форсайтами будущих поколений — чтобы понять как нужно менять маркетинговую стратегию для максимализации каждой будущей прибыли. Но кроме этого, теория поколений предлагает довольно широкий спектр размышлений для конструирования социальной реальности. Что является довольно сильным, но и опасным инструментом. Впрочем, вернемся к нашей реальности.

«Поколение Х» — оно же устами не без причин очень популярного писателя стало называться на постсоветском пространстве «Поколением П«. Это поколение, которое считается «неизвестным» во многом таковым не является — так как, в первую очередь, «люди Х» нацелены на самоутверждение. Они разорвали, в определенном понимании, связь традиций и теперь им необходимо завоевать уважение предков, утвердиться на своде времени, отстоять свое право на творение истории. Это время героев-одиночек, всех этих рэмбо, макклейны, чаковноррисов. Словом, всех «неудержимых«, которые собственными силами сокрушают тучу врагов, спасают мир, да и вообще — становятся центром Вселенной.

Но время идет, и на смену старому поколению приходит новое — «Поколение Y«. Это поколение в определенном смыслы, вобрало все достижения своих родителей, но в отличии от них, — старается не просто самоутвердится (этого больше недостаточно), а внести свой вклад. «Дети Y» — это создатели новых правил, которых не оставили им их родители, для них существует необходимость созидать новые традиции. Для них важным является сделать свой вклад в будущее, создать основу. Именно поэтому я, во-первых отношу себя, а, во-вторых, называю это поколение «переходным».

Кроме того, новое поколение вобрало в себя информационные технологии, оно практически родилось вместе с ними. Цифровые коммуникации стали не просто инструментами, а вторичной реальностью, в которой живут Y. Да, как верно подметил Брайян Солис, это поколение стало поколением «соединенным» благодаря буму социальных сетей и новых способов коммуникации. Дети Y объединяют свои усилия, координируются, чтобы создать свой мир вместе. Поэтому, героями нового поколения становятся, с оговорками но и пусть, «командные игроки» — хаусы, лайтманы, бишопы&данемы и множество других.

Будущее еще не определено, поэтому сказать наверняка, каким будет поколение Z — очень сложно. В этом случает, могу лишь предположить, что это будет поколение которое будет использовать все доступные сегодня возможности, для них коммуникации и цифровой (информационный) мир будет уже первичной реальностью, а вид из окна — скорее вторичной. Предполагаю, что Z — это люди ноосферы, которые перемещаются информационными потоками, для которых пространство и время будет объединено в одном мгновенье, которое будет постоянно создаваться, меняться, преобразовываться. Несмотря на это, каким будут Z — зависит уже только от нас, Generation Connected-Y.

Поэтому, я все больше убеждаюсь, что для реализации потенциала поколения Z, GC-Y должны пытаться использовать возможность, которую передали им (нам) «иксы» — на чистом поле возможностей сделать устойчивой новую систему координат,  которую я вижу, как некий хоть и практически утопический манифест. А именно — формирование солидарных либертарианских сообществ:

— «солидарные» — как те, которые разделяют ценности «другого»;

— «либертарианские» — как те, для которых наивысшими благами являются: самоценности личности, свобода проявлений и запрет на любые формы и виды насильства, а вместо этого использование мотивации, убеждения, и как следствие ответственность;

— «сообщества» — как различные объединение людей (по геолокационному и ценностному критериям), которые кооперируются для достижения общих базисных благ.

Напоследок, пожалуй, с того, с чего я начал — с социальных сетей или же инструментов.

Итак, я являюсь довольно активным пользователем различных социальных сетей — это ЖЖ, Вконтакте, LinkedIn, Facebook, Twitter, Google+ и других. Каждая из них имеет как свои как преимущества, так и недостатки. Позволю себе прокомментировать некоторые из ни — по крайней мере те, которые я считаю наиболее перспективными:

Livejournal — представляет собой сообщество с возможностью публиковать большие тексты. По моему мнению, несмотря на все попытки — будущее этой сети все менее перспективно и вот почему. Эта была одна из первых обширных социальных площадок, которые позволяли создавать собственное представительство в сети. Но время шло, развивались другие ресурсы, в частности — блог-платформа WordPress. Последняя представляет собой возможность относительно быстро и дешево (к примеру, я использую бесплатный вариант) создавать полноценный сайт-блог с возможностью SEO-оптимизации и других дополнительных возможностей, к примеру, подписок. Впрочем, Livejournal эволюционирует, но все же его инструментарий до сих пор отстают от WordPress. Будущее данного сегмента я вижу как формирование универсального информационно-представительской платформы.

Вконтакте — на сегодня сложно назвать этот ресурс самостоятельным, так как по форме он очень напоминает его западный аналог, а на Западе его так и называют — «русский Facebook«. Особенность данной социальной сети в том, что она представляет собой личностно-организованное пространство. Благодаря наличию бесплатного контента (музыка, видео), а также все же более тесного круга контактов. Дальнейшее этой платформы я связываю с формированием «личного кабинета» — для себя, друзей, знакомых с дальнейшим развитием и коммерциализацией мултимедиа.

LinkedIn — в последнее время эта профессиональная сеть все больше развивается, ее функционал с простой доски объявлений усложняется и дополняется, к примеру, возможностями Slideshare. В мире, где все больше людей становятся предпринимателями, экономически-активными, роль профессиональных связей увеличивается. При этом, на сегодня, это, наверное, чуть ли не единственная социальная сеть, в которой до сих пор жесткое отклонение от бизнес-вопросов является мовитоном. Мне нравится как развивается LinkedIn, и связываю его будущее с еще более тесной интеграцией в бизнес-процессы.

Facebook — является каноном социальных сетей. От простого объединения разных людей, данная платформа переросла в постоянно генерируемый поток социально-значимой информации для отдельного человека. Дальнейшее Facebook я рассматриваю, как платформу интеграцию информационного пространства человека, его вторичную социальную реальность.

Twitter — это отражение человека настоящего, человека-событийного. Интенсификация информационных потоков, сжатие времени индивидуального ознакомления с большими массивами данных, личностное отношение к действительности — все это делает Twitter таким востребованным. Данный инструмент цифрового общения меняется, адаптируется, но вместе с увеличением возможностей кросспостинга, каким будет Twitter зависит от GC-Y.

Google+ до сих пор остается одной из самых спорных социальных платформ. Казалось бы, при все мощи корпорации, при большом количестве пользователей сервисов, успех Google+ должен был быть гарантированным. Но этого пока что не произошло. На мой взгляд, инженеры данного гиганта ошибочно пытаются воевать за ту же аудиторию, которая есть у Facebook. Им стоило бы сосредоточиться на том, что у них и так получается очень хорошо, а именно — дальнейшей интеграции социальной сети с: 1)поисковыми возможностями — люди все также стремятся утолить свой информационный голод, при этом за пределами «своего» мира; 2) почтовыми сервисами — как все более важной части отслеживания собственных действий и банка данных (ключницы). Таким образом, будущее Google+ я вижу, как единое информационное окно входа в информационный мир.

Очень может быть, что я не прав — и это все окажется не более чем одной из фантазий. Проблема и особенности исследований будущего состоят в том, что их предметом являются тенденции, которые имели начало в прошлом и актуальны на сегодня. Тем не менее, однажды узнав тенденцию, ее причинно-следственные связи можно либо поддержать, либо изменить — что и приведет к совершенно другому варианту актуального будущего. Что же, все в наших действиях.

Украинский Вавилон


…When you’re alone

Бумбокс — Наодинці

Сегодня произошло нечто, что очень точно охарактеризовал уважаемый мной Мустафа Найем. Я не знаю, что послужило причиной этого безумия – или подготовка к избирательной кампании (мол, «оранжевых посадили», руину преодолели, языковый вопрос как бы решили – все обещания выполнили), или же просто обыкновенная глупость. В качестве последней могу предположить, к примеру, неуклюжее заигрывание перед Россией в связи с последней ситуацией, и «дело Солонтая» тут не причем. Или же еще что-то более «грандиозное», о чем я даже не могу подумать.

Впрочем, как говорится, вернемся к нашим баранам. Честно сказать, меня подобные вещи сейчас меньше всего интересует, скорее то, почему же в ХХІ веке так мало обращают внимание на уроки истории. Казалось бы, о простом библейском сюжете, как великий народ, достигший значительных цивилизационных успехов, в одно мнгновенье расстворился и был размыт морем тщеславия, должен был слышать каждый. Предполагаю, что уже существует множество интерпретаций этой истории, тем не менее, рискну предложить еще одну.

Падение великой цивилизации вследствии забвения языка стало лишь последствием, в то же время, само строение Вавилонской башни – тоже не является причиной, а скорее симптомом органического заболевания культуры. А ведь все началось с того, что люди перестали создавать ценности, общность как таковая перестала проживаться, тщеславие, гордыня, стремление абстрактности затмило естественное положение — то, что люди живут среди людей, разделяют общие ценности, созидают мир вокруг себя и для других. Это потом уже появилась идея башни и все другие, истикающие проблемы.

Трудно не согласиться, что «опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории», но судя по повторениям – она активно пытается научить своим урокам. Вот только с каждым разом уроки становятся все сложнее. Можно долго рассуждать о роли языка в жизни людей, о том, что именно язык формирует нашу картину мира и представления о мире. Правда, это утверждение является довольно сомнительным, исходя из коммуникативной природы человека. Как утверждает Ноам Хомский, язык как знаковая система, не обязан иметь вербальные формы – достаточно, чтобы были общие смысловые формы. В таком понимании, забвение «вавилонского» языка как раз и являлось утратой общности, взаимопонимания.

Оценивая исторический перспективу за последние 20 лет в Украине с вершины сегодняшнего дня, складывается впечатление, что мы находимся в процессе забывания нашего «единого» языка. Ведь проблема даже не в том, что сегодня приняли законопроект, который как бы вводит второй государственный язык (а на самом деле – делает государственный язык динамичным, который может меняться в зависимости ментальной и демографической ситуации). И даже не в том, что за 20 лет как бы независимости до сих пор не понятно какие стратегические приоритеты Украины, как развивается государство, каким будет будущее. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что за 20 лет до сих пор существует проблема государственного языка.

Так за все это время практически ничего не было сделано теми, кто считает украинский язык родным (а таких от 45% до 67,5%). Может быть, это будет и спорно, но вопрос с языком аналогичен проблеме добра и зла, где под злом понимается отсутствие добра. Но те, кто учил язык, знают, что без практики – он забывается. Если грамматика еще и остается, то словарный запас со временем тускнеет, а потом и исчезает.

Мне повезло, и, фактически, я рос в двуязычной семье – большинство времени я проводил со своей бабушкой, которая разговаривает на украинском языке, и дедушкой, который общается на российском. В то же время, отец – на украинском, а мама – на российском. Тем не менее, большинство книжек, которые мне покупали в детстве (а это еще было время, хоть и не очень долгое, но все же СССР) – были именно на украинском языке. А в школе я изучал как украинский, так и российский языки, поэтому данная проблема для меня не так уж и велика.

Я стал трехъязычным – ко двум предыдущим присоединился английский язык, который изучаю со второго класса, и активно использую как в работе, так и в повседневной жизни. Также я мог бы быть пятиязычным – но немецкий язык без практики я забыл, а французский так и не смог выучить.

По последним двум языкам – я сожалею. Но это легко поправимо – не сложно заново начать изучение, тем более, это также не сложно и доступно, как заново поехать на велосипеде.

Также и с украинским языком. Для меня, на самом деле, важным является не столько, каким будет динамический государственный язык, сколько моя личная возможность:

  • общаться на украинском;
  • читать украинские книги и книги на украинском;
  • слушать украинскую музыку;
  • смотреть украинские фильмы и фильмы на украинском;
  • писать – на украинском;
  • рассуждать и думать – на украинском;
  • учить своих детей украинскому и на украинском;
  • носить украинскую одежду;
  • чтить украинские традиции;
  • почитать украинских героев и историю Украины;
  • гордиться украинским и Украиной;
  • и множество других украинских вещей.

И я знаю одно – я буду стараться и прикладывать все усилия, чтобы выше очерченные свободы и права были сохранены. И не важно, что я пишу это сейчас на российском, как мог бы написать и на английском или украинском – ведь я Украинец сердцем.

Операция «Зомбоящикация»


В прошлый раз я уже сделал попытку анализа политического процесса, используя методологию не линейных процессов. Так как это направление мне кажется перспективным, предлагаю взглянуть на последние события сквозь эту призму. Закрытие Ex.ua всполошило Интернет – ведь был закрыт не просто пиратский сайт, но и ресурс на котором хранилась информация частного, легального характера. Кроме того, представители ресурса заявляли о готовности перейти на легальную основу. Так контент, который нарушал авторские права блокировался. К тому же, правообладатели находили общий язык с представителями ресурса.

За что мы платим?

Как верно отметил Дмитрий Золотухин, закрытие файлообменных сервисов в Украине – это достаточно не однозначное событие. С одной стороны, я являюсь сторонником открытого доступа информации, а с другой – понимаю, что интеллектуальный труд должен быть оплачен. Кроме того, согласно современной маркетинговой парадигме, мы платим не столько за сам продукт, сколько за его, казалось бы, «побочные качества». Так, мы платим не за чай, а за его вкус; не за машину, а за ее марку; не за пиджак, а его соответствие моде; не за фильм, а эмоции, которые он нам приносит. Получается, основной проблемой становится контент и его качество.

Кому мы платим?

В вопросе платы за контент существует множество ответов. Мне лично нравится два – позиция, которую высказал в интервью Александр Положинский и предложение Apple. Казалось бы, если мы покупаем авторский продукт, то он должен идти непосредственно автору, как в случае с музыкальной группой. Но кто же получает деньги в случае трансляции продукта в кинотеатре, онлайн-кинотеатре или по телевизору?

В последнем случае, можем говорить о том, что авторские права учтены в стоимости билета или доступа. Создается фильм, раскручивается, но перед нами остается выбор смотреть (сколько раз) или нет. Кроме того, при множестве фильмов остается конкуренция за зрителя, как между кинотеатрами, так и между создателями фильма. Статуэтки, ветви и медведи создают дополнительную стоимость продукту, тем самым ориентируя зрителя. Правда, процесс создание фильма – довольно долгий, так что вряд ли удастся посмотреть каждый день новый фильм.

На помощь должно было прийти телевиденье, которое готово предоставлять продукт каждый день, 24 часа в сутки. В конкуренции за зрителя и рейтинги (не сборы, но реклама) телеканалы производят свой контент или же закупают, транслируют фильмы или сериалы. В общем, пытаются остаться на плаву в борьбе за влияние на аудиторию, и, собственно, деньги.

Да, телевиденье поглотило не рабочее время миллионов.

Цензура или лишение свободы?

Именно за это время и ведется ожесточенная борьба. Эфирное время оценивается в сотнях и тысячах (в зависимости от охвата аудитории), маркетологи и медиапланеры судорожно считают охват и целевые аудитории.

Рыночная парадигма, как продукт либеральной идеологии, делает свободной конкуренцию, при условии соблюдения всеми членами сообщества правил игры. В принципы, именно об этом говорил Адам Смит, когда писал о «невидимой руке рынка».

Впрочем, живя в Украине, приходится усомнится в том, что рыночные правила у нас работают, а тем более в том, что медиа (печатные, онлайн и телевиденье) работают в соответствии с рыночными принципами.

Несоответствие запросов аудитории и того, что предлагают телеканалы – собственно не качественный контент – привело к резкому падению популярности телевиденья и росту Интернет-аудитории, как альтернативному источнику информации. Интернет, который зарождался на основе либеральных свобод, стал убежищем для тех, кто не хотел стать объектом вертикального программирования.

Авторское и «другое» кино могло бы отвечать потребностям этой аудитории, если бы не одно «но» – цензура в кинопрокате. Так, цензура – это не только способ обезопасить человека от пагубного влияния, но это так же и мощное оружие ограничения и подавления свободы.

При чем здесь файлообменники?

Вернемся к нелинейным стратегиям. Не сложно согласиться, что качественного контента на телевидение практически нет. Даже если он и появляется, как фильм «Хроніки від Фортінбраса», или же более-менее качественные сериалы, они транслируются очень поздно. Это несомненно ограничивает аудиторию. Зато политические шоу идут в прайм-тайм. Также не сложно согласится, что цена качественной продукции не всем была бы доступной.

Так что, файлообменники, при относительной недорогом доступе к Интернету, – это убежище для большого числа людей. Ведь ответить на вопрос когда выйдет и выйдет ли «Черное зеркало», «Босс», или же подобный продукт на украинском телевиденье – довольно сложно.

Итак, мы наблюдаем тенденцию к сокращению аудитории телевиденья, что усложняет процесс манипулирования сознанием. После закрытия доступа к убежищу, что сделает эта аудитория? Скорее всего, большая часть, будет искать альтернативные источники. К примеру, как это было в РФ с torrents.ru. Другая же – вернется к телепродукту.

Я не говорю об эффективности – ведь арендовать сервер где-нибудь в Гондурасе весьма не сложно – скорее о мотивах поступка.

А теперь буквально последний штрих – помните, как в период избирательной кампании прошел слух о том, что Ю. Тимошенко закроет многими любимый «Вконтакте» и другие ресурсы. Сообщение Александра Чаленко о закрытии Ex.ua по просьбе депутатов из БЮТ ничего не напоминает? То-то же.

Что же остаются делать? А давайте просто читать книги,ходить в театры и музеи! И, конечно же, защищать кинотеатры, которые осмеливаются представлять интеллектуальное кино. В целом, не важно кто примет какое решение, главное – чтобы никто не смог отнять право выбора и  отстоять право на качественный контент. А симметричным будет ответ, или нет – совершенно другой вопрос. Но во Франции с пиратством борются совершенно по-другому, впрочем и уровень жизни как и другие свободы во Франции тоже другие.

PR versus СМИ


Почти месяц назад в кругу профессионалов возник вопрос: а существует ли ответ PR на не желание СМИ публиковать название компаний при освещении событий или комментариев?  Также этот вопрос был поднят не только PR-специалистами, но и в журналистской среде.

Таким образом, следует признать, что на сегодняшний день адекватного ответа со стороны PR-сообщества на этот вызов нет. Поэтому для нас является важным не только заявить о необходимости постановки этого вопроса, но и предоставить соответствующие решения. Несомненно, представленный ниже вариант не может считаться эталоном, но я надеюсь что он станет началом дискуссии по усовершенствованию PR-инструментария.

Исходя из условий работы, предлагаю следующую стратегию решения PR-задач:

1. Начало непосредственной коммуникационной кампании должно быть оттянуто во времени.

Речь идет о том, что в новых условиях подготовительной работе должно быть уделено намного больше внимание, чем это было принято раньше. Особенно важным на данном этапе является — определение основных каналов и форм коммуникации, а также определение основных направлений и ответственных лиц.

2.  Основной ресурс — «лица коммуникации».

Своеобразным завершением подготовительного этапа и началом активной фазы коммуникации является работа со спикерами. Необходимо не только определить ответственных за коммуникацию, но и также провести соответствующие медиа-тренинги. Также в рамках этого этапа начинается активация коммуникационных платформ спикеров, которые были подготовлены в предыдущем этапе. В первую очередь речь идет о контактах с журналистами из профильных для отрасли изданий, подготовка пресс-кита, площадок на социальных медиа.

«Лица коммуникации» — это не просто показатель открытости организации. Это полноценный коммуникационный канал, который позволяет не только донести ключевые сообщения целевым аудиториям, но и является «рупором» бренда. Кроме того, спикеры являются важной составляющей антропоморфизации бренда.

3. Продвижение интеллектуальных продуктов.

Активизировав спикеров, можно переходить к следующему этапу — продуцированию контента. Задачей спикеров является не только комментарии к событиям организации, отрасли или общей ситуации. Теперь же, их основная задача — это создание и распространения интеллектуальных продуктов, а именно: статей, аналитических обзоров, заметок и других авторских материалов. Основная задача, которую необходимо достичь на данном этапе — установить четкие ассоциативные связи между конкретными персонами и качествами бренда. При этом, необходимо помнить о достижении синергетического эффекта продвижения.

Не смотря на то, что создается отдельными лицами, — правом интеллектуальной собственности обладает бренд. Таким образом, коммуникация нацелена на брендирование контента. Это название по моему мнению лучше отражает сущность процесса, нежели понятие «брендированная журналистика» (Brand Journalism).

4. Интеграция коммуникации.

Завершающим этапом выступают интегративные решения коммуникации, позволяющие создать целостный образ как коммуникационной кампании, так и бренда. Этот этап с одной стороны является заключительным, а с другой — позволяет проверить и при необходимости скорректировать информационную политику бренда.

Отмечу, что успешное завершение коммуникационной кампании по продвижению бренда будет считаться выполнение следующих условий:

— Активная циркуляция спикеров в информационном пространстве, а также наличие стойкой ассоциативной связи между спикером и представляемым им брендом (задача решается с помощью специальных мероприятий, а также публикаций рекламного характера).

— Популярность коммуникационных платформ бренда в социальных медиа (SMM- и didgital-решения).

— Трансляция ключевых сообщений официальными каналами (адаптация веб-сайта, корпоративной прессы, пресс-релизы).

— Циркуляция образов, идей, способов мышления связанных с брендом, а не продуктов (синергия media relations и продуктового маркетинга).

Следует помнить, что каждый из приведенных этапов коммуникационной кампании является необходимым. В то же время, при отсутствии одного из компонентов, не только может снижаться эффективность, но и вся кампания может выйти из под контроля, что приведет к серьезным коммуникационным рискам.

Обсудим

в Facebook

в Google+