Архив метки: кино

0,0027


Полное название моего поста должно звучать как 0,00273972603. Именно такую частицу составляет один день от всех дней в году. Если, конечно, говорить о принятом летосчислении и не високосном году. Да, каждый день уникальный и не будет похожим на другой и почему я выбрали именно этот день, я не могу сказать, так как действительно у меня нет на него ответа. Так уж случилось.

Будильник

Я всегда (?) был совой, но с недавних пор мной овладело желание изменить это в себе. Теперь я просыпаюсь намного раньше обычного, но не потому что это стало моей натурой, а потому что в этом деле мне помогает будильник.

Интернет 

Он стал неотъемлемой частью моей жизни — это похоже на злоупотреблением алкоголя. То есть, в малых дозах он может быть и полезен, но если причаститься к этому, то возникают проблемы. До этого момента я как-то не задумывался о проблеме. Что же, наверное, нужно попробовать и ее решить.

Пробежка 

Моя вторая попытка привить себе эту привычку. Из всех возможных активностей, мне нравится бег. Как-то я даже написал почему, но в то время я не пользовался Интернетом. Компьютерные вирусы иногда слишком безжалостны, и это описание не сохранилось. Во время бега почти ни о чем не думаешь, достигаешь полной концентрации и очищения мыслей. Почти как дзен. Возможно, за это он мне и нравится.

Завтрак 

Очень важные процесс, который дает заряд энергией и настроением на весь день. Ранее я завтракал овсянкой, но когда день слишком энергичен, ничего лучшего плотного завтрака я еще не испытывал.

Дорога

Трамвай стал моим любимым видом транспорта — относительно быстро, удобно, почти экологично (если не считать, что производство электроэнергии не экологическое). И прогулка пешком, минут 20 — также здорово и уже привычно. Хорошее дополнение к бегу.

Во время дороги можно и книжку почитать в телефоне, или же, опять-таки, Интернет. Читая книги, между строк можно сделать множество интересных наблюдений.

К примеру, однажды я заметил, как девушка уронила что-то, и ей стало так неловко, что она засуетилась, подняла, ее переполняло чувство неловкости за такую маленькую слабость. Также я встретил девушку, которая пыталась зажечь сигарету на ветру. У нее не получалось и она злилась. Сделав безрассудный поступок, я ей помог — а она, сначала, не знала как на это реагировать, ей стало неудобно, хотя потом настроение улучшилось. Женщины вообще перестали (а возможно и раньше так было) прощать себе слабости. Они теперь хотят быть не просто на 100%, и этого больше недостаточно, только на все 200%.

А в другой день, также читая книгу, я подметил парня. Он был хорош собой, но что-то в нем меня смущало. Когда же он подошел к большому окну, остановился и посмотрел на себя, убедившись что все в порядке, пошел дальше. Мужчины стали манерными, следят за стилем, внешностью, гонятся за модой. Даже больше, чем нужно.

Мир перевернулся. Женщины стали похожими на мужчин, а мужчины — на женщин.

Работа

Я люблю свою работу и даже сейчас пишу этот текст находясь в офисе. Мне нравится то, что я делаю, иначе бы не делал этого. К счастью, я могу отнести себя к той категории людей, которые, в целом, могут позволить себе заниматься тем, что нравится. Правда, бывают разные моменты, но они бывают у всех. На данный момент, моя работа — почти идеальная.

Сегодня, я понял что понятие «выходные» существует для того, чтобы отличать работу (как принуждение) от труда (как внутреннего порыва). Конечно, и от труда нужен отдых, но отдых не как избавление, а скорее как смена активности на некую другую активность. Или активную пассивность — именно так.

Перерыв 

При постоянной нагрузке перерывы помогают сменить ракурс, расслабятся и увидеть новые грани, со свежими силами решить проблемы и достичь поставленных задач. Когда делать перерыв — наверняка не знаешь, но без него весьма сложно. Уж я это знаю.

Друзья помогают отвлечься, но не в этом их ценность. Друзья — это совершенно другое, чтобы эту тему можно было бы затронуть здесь. Да и вообще, я сомневаюсь, что смог бы выразить то, что представляют собой друзья. Я рад, что они со мной.

Диссертацию нельзя назвать перерывом, это труд и намного больше, чем может казаться на первый взгляд. В теории, смысл диссертации очень большой, но как получается на практике — пока не завершил, сказать не смогу. Да и речь не об этом — в перерыве пришло письмо, что мою статью все же опубликуют. Скверное чувство, заплатить денег за публикацию. Таким образом, если все измеряется денежными знаками, то вопрос качества, для меня, остается сомнительным, как и вообще потребность такого вида работы для защиты. По этим соображениям, диссертация — это скорее хобби. Какое же качество получилось у меня, можно посмотреть (статья «Особенности методологии исследования социального государства» будет опубликована в «Гілея: Науковий вісник. Вип. 65 (жовтень)» — смысл этого послания вряд ли читателя впечатлит, но такое требование редакции, говорить о том, откуда что списано).

После перерыва — естественно — возвращение к работе.

Ужин

Для меня это второе важнейшее событие, которое не просто удовлетворяет мое влечение к еде (а покушать, да еще вкусно, я люблю) — но и это время, когда я вижусь с семьей.

Кино

Я люблю кино, особенно в кинотеатрах. Но не всегда есть желание пойти, а посмотреть кино хочется. В тот день я решил посмотреть «Во все тяжкие«, о котором мне давно говорили.

Фильм снят отлично — режиссура, диалоги, работа камеры. Он качественный, но, в общем, это все хорошее, о чем я могу сказать. Фильм меня не вовлек, а эмоциональную связь с героями (виной тому наркотики?) я не испытывал. Сразу же мне вспомнились три фильма, которые я видел раньше, и которые на меня оказали сильное впечатление — «С меня хватит«, «Нечего терять» и «Красота по-американски«. Резюме «Во все тяжкие» — как так произошло, что человек моралью и гордостью заменил себе мозги, и терпел раньше, пока не случилась болезнь? Для меня в этом фильме нет ничего особенного и первый сезон этого фильма стал для меня последним.

Сон 

С этого все начинается и им же заканчивается. Хороший сон — это прекрасно. И только Юрий Андрухович напоминает, что «нас не повинні зривати вранці будильники…«.

Почему я это все написал? Наверное потому что это блог, и в нем принято писать даже такое.

Операция «Зомбоящикация»


В прошлый раз я уже сделал попытку анализа политического процесса, используя методологию не линейных процессов. Так как это направление мне кажется перспективным, предлагаю взглянуть на последние события сквозь эту призму. Закрытие Ex.ua всполошило Интернет – ведь был закрыт не просто пиратский сайт, но и ресурс на котором хранилась информация частного, легального характера. Кроме того, представители ресурса заявляли о готовности перейти на легальную основу. Так контент, который нарушал авторские права блокировался. К тому же, правообладатели находили общий язык с представителями ресурса.

За что мы платим?

Как верно отметил Дмитрий Золотухин, закрытие файлообменных сервисов в Украине – это достаточно не однозначное событие. С одной стороны, я являюсь сторонником открытого доступа информации, а с другой – понимаю, что интеллектуальный труд должен быть оплачен. Кроме того, согласно современной маркетинговой парадигме, мы платим не столько за сам продукт, сколько за его, казалось бы, «побочные качества». Так, мы платим не за чай, а за его вкус; не за машину, а за ее марку; не за пиджак, а его соответствие моде; не за фильм, а эмоции, которые он нам приносит. Получается, основной проблемой становится контент и его качество.

Кому мы платим?

В вопросе платы за контент существует множество ответов. Мне лично нравится два – позиция, которую высказал в интервью Александр Положинский и предложение Apple. Казалось бы, если мы покупаем авторский продукт, то он должен идти непосредственно автору, как в случае с музыкальной группой. Но кто же получает деньги в случае трансляции продукта в кинотеатре, онлайн-кинотеатре или по телевизору?

В последнем случае, можем говорить о том, что авторские права учтены в стоимости билета или доступа. Создается фильм, раскручивается, но перед нами остается выбор смотреть (сколько раз) или нет. Кроме того, при множестве фильмов остается конкуренция за зрителя, как между кинотеатрами, так и между создателями фильма. Статуэтки, ветви и медведи создают дополнительную стоимость продукту, тем самым ориентируя зрителя. Правда, процесс создание фильма – довольно долгий, так что вряд ли удастся посмотреть каждый день новый фильм.

На помощь должно было прийти телевиденье, которое готово предоставлять продукт каждый день, 24 часа в сутки. В конкуренции за зрителя и рейтинги (не сборы, но реклама) телеканалы производят свой контент или же закупают, транслируют фильмы или сериалы. В общем, пытаются остаться на плаву в борьбе за влияние на аудиторию, и, собственно, деньги.

Да, телевиденье поглотило не рабочее время миллионов.

Цензура или лишение свободы?

Именно за это время и ведется ожесточенная борьба. Эфирное время оценивается в сотнях и тысячах (в зависимости от охвата аудитории), маркетологи и медиапланеры судорожно считают охват и целевые аудитории.

Рыночная парадигма, как продукт либеральной идеологии, делает свободной конкуренцию, при условии соблюдения всеми членами сообщества правил игры. В принципы, именно об этом говорил Адам Смит, когда писал о «невидимой руке рынка».

Впрочем, живя в Украине, приходится усомнится в том, что рыночные правила у нас работают, а тем более в том, что медиа (печатные, онлайн и телевиденье) работают в соответствии с рыночными принципами.

Несоответствие запросов аудитории и того, что предлагают телеканалы – собственно не качественный контент – привело к резкому падению популярности телевиденья и росту Интернет-аудитории, как альтернативному источнику информации. Интернет, который зарождался на основе либеральных свобод, стал убежищем для тех, кто не хотел стать объектом вертикального программирования.

Авторское и «другое» кино могло бы отвечать потребностям этой аудитории, если бы не одно «но» – цензура в кинопрокате. Так, цензура – это не только способ обезопасить человека от пагубного влияния, но это так же и мощное оружие ограничения и подавления свободы.

При чем здесь файлообменники?

Вернемся к нелинейным стратегиям. Не сложно согласиться, что качественного контента на телевидение практически нет. Даже если он и появляется, как фильм «Хроніки від Фортінбраса», или же более-менее качественные сериалы, они транслируются очень поздно. Это несомненно ограничивает аудиторию. Зато политические шоу идут в прайм-тайм. Также не сложно согласится, что цена качественной продукции не всем была бы доступной.

Так что, файлообменники, при относительной недорогом доступе к Интернету, – это убежище для большого числа людей. Ведь ответить на вопрос когда выйдет и выйдет ли «Черное зеркало», «Босс», или же подобный продукт на украинском телевиденье – довольно сложно.

Итак, мы наблюдаем тенденцию к сокращению аудитории телевиденья, что усложняет процесс манипулирования сознанием. После закрытия доступа к убежищу, что сделает эта аудитория? Скорее всего, большая часть, будет искать альтернативные источники. К примеру, как это было в РФ с torrents.ru. Другая же – вернется к телепродукту.

Я не говорю об эффективности – ведь арендовать сервер где-нибудь в Гондурасе весьма не сложно – скорее о мотивах поступка.

А теперь буквально последний штрих – помните, как в период избирательной кампании прошел слух о том, что Ю. Тимошенко закроет многими любимый «Вконтакте» и другие ресурсы. Сообщение Александра Чаленко о закрытии Ex.ua по просьбе депутатов из БЮТ ничего не напоминает? То-то же.

Что же остаются делать? А давайте просто читать книги,ходить в театры и музеи! И, конечно же, защищать кинотеатры, которые осмеливаются представлять интеллектуальное кино. В целом, не важно кто примет какое решение, главное – чтобы никто не смог отнять право выбора и  отстоять право на качественный контент. А симметричным будет ответ, или нет – совершенно другой вопрос. Но во Франции с пиратством борются совершенно по-другому, впрочем и уровень жизни как и другие свободы во Франции тоже другие.