Архив метки: прогноз

Каким должно быть коммуникационное агентство


Я постоянно смотрю вакансии, которые открывают компании / организации. Это мне помогает узнать как обстоят дела, а также, какие запросы у компаний.

За последний год я заметил, что возросло количество вакансий для специалистов довольно высокого уровня. Да, все больше компаний начали формировать сильные внутренние команды. И это правильно.

Что же делать агентствам, чтобы быть успешными? 

Агентства должеы изучать поведение стейкхолдеров, а также отраслевые тренды. Они должны понимать лучше клиентов компании, смотреть шире на отрасль. Именно это помогает:

1) подбирать современные формы потребления и распросьранения контента;

2) создавать увлекательный и полезный контент.

Какие решения должны представлять агентства / консультанты?

1. Оценка эффективности / аудит

Благодаря глубокому пониманию рынка, потребителей и конкурентов, агентства очень точно определяют потенциал компании и как она использует его для достижения своих целей.

2. Прогноз развития ситуации

Агентство постоянно исследует рынок и определяет тенденции развития отрасли, поведения потребителей, их вкусы. Агентство отслеживает что влияет на формирование новых вкусов у потребителей и вследствие чего изменяется динамика отрасли, рынка. Поэтому консультанты могут построить более точный и долгосрочный прогноз.

3. Стратегия для компании / организации

Основываясь на аудите и прогнозе агентство может предложить оптимальную, эффективную стратегию развития компании.

4. Тренинги

Поскольку агентства на основе исследований владеют знаниями о развитии ситуации и поведении потребителей, они разрабатывают новые инструменты взаимодействия со стейкхолдерами. Поэтому консультанты имеют ценный навыки, которым могут обучить команду компании или организации подготовив их к новым вызовам рынка.

Что для этого необходимо агентствам?

1. Сделать акцент на исследованиях: 

— отраслей (коммуникация это инструмент, а знание специфики — смысл, который нужно передавать);

— психологии принятия решений и групповой динамики (социальная инженерия / кибернетика).

2. Разрабатывать:

— методологию организации коммуникаций;

— методику (инструменты) решения задач.

3. Эксперементировать:

— применять собственные изобретения;

— изучать и адаптировать опыт других компаний, рынков, отраслей.

По сути, агентства должны стать научно-исследовательскими центрами, социальными инженерами (аутсорсом коммуникационного R&D), а не бэк-офисом (руками). 

Обсудим

в Facebook

в Google+

Реклама

«Старт-ап»-истерия или новые авантюристы


Когда-то меня очень задел вопрос о происхождении казачества, формирования их как новой социальной группы. Эта тема заинтересовала меня через несколько причин: во-первых, существует довольно большое количество исследований, во-вторых, уникальность события (социальные разломы, стык эпох и пр.), в-третьих, очень много неясного.

Среди множество работ, которые я просмотрел за несколько лет погружения в проблему, мне попалась одна, автора которой, к сожалению, я не записал, но благодаря курсу Наталии Юрьевны Крывды, я готовил работу «Социокультурная роль казачества», в которой сохранились некоторые записи неизвестного мне уже автора. А касались они выделению черт авантюристов и характеристики эпохи, в которой возникла эта удивительная категория людей. Перечитав этот текст, я понял — речь идет о тех, кого называют «старт-аперами».

И вот почему:

  • авантюристы появились во время переходного периода — от средневековья к раннемодерной эпохе;
  • авантюризм заключался в поиске быстрого обогащения и обеспечение первичного накопления капитала;
  • в это время происходило открытие новых земель (например, американский континент);
  • протекала также массовая эмансипация трудовых ресурсов (религиозные, национальные угнетения толкали людей на эмиграцию — Америка на Западе, «свободные» просторы степи на Востоке);
  • новые социальные группы становились реформаторами социально-экономических отношений (новый способ производства) на Западе, а беглецами на Востоке;
  • репутация «авантюрист» на Западе и «казак» на Востоке стала почетной;
  • для авантюристов становил мотивом служил экономический интерес, который было тождественен свободе;
  • авантюристы стали носителями социального прогресса, поскольку для обретения материальных ценностей необходимым было развитие талантов, инициативы, требовательности к себе и другим, бережливости и осторожности. При этом, поскольку их двигал экономический интерес, у этих авантюристов развилось чувство эффективности, ведь попыток на ошибку в те времена не могло быть много и требовалось «играть наверняка», при сохранения риска;
  • авантюристы были открытой социальной группой — в их ряды вливались  наиболее трудолюбивые, энергичные люди, а с их рядов выходили неудачники и случайные люди;
  • авантюрный эгоизм не исключает, а скорее предполагает пользу другим людям;
  • авантюристы не очень жаловали насильнические методы приобретения материальных благ (этому, в частности, способствовало формирование и популяризация новой социально-этической формы общественного сознания — протестантской этики).

Как видим, фактически, речь идет о формировании нового способа мышления, ключевым качеством которого является вызов старым формам социально-экономической организации, которые перестают работать или открывают возможности для новых форм.

Упрощая и за ведома идя на ошибки, чтобы показать наиболее существенное, мы видим следующую картину:

  • сначала было открытие новых форм и накопление капитала — условные феодалы были готовы платить за «новые» ценности, которые доставали авантюристы (вспомним Фрэнсиса Дрейка и Америго Веспуччи);
  • потом был период уплотнения капитала, формирования фабрик, которые раздавили мануфактуры и предприниматели-авантюристы (кто не сумел) превратились в пролетариат;
  • за этим шел процесс формирования банковской системы, одним из факторов развития которой, как раз, стали владельцы фабрик; но банки также стали давать кредиты физлицам, что и повлекло развития предпринимателей, что в конечном итоге, вместе с другими факторами, повлекло развитие экономики услуг;
  • как закономерный процесс, происходило укрупнения банков, компаний, развитие межгосударственной торговли и формирования транснациональных корпораций, которые; прошлые предприниматели стали менее конкурентными на рынке, уступая долю рынка (а собственно и прибыли, что трансформируется в возможности). Появились фондовые биржи, которые заменили привычные банки и вывели взаимоотношения на новый уровень;
  • эти же транснациональные (как и национальные с других стран) стали настолько значительными, но неповоротливыми. Возникла новая проблема — избыток финансовых ресурсов и проблемы с реализацией новых возможностей. Решение появилось быстро — венчурные фондычастные инвесторы и новые формы предпринимательства, которая теперь называется «старт-апом» (хотя по сути это те же авантюристы-предприниматели);
  • далее мы будем наблюдать процесс укрупнения прошлых «старт-апов» и формирования новых форм экономических отношений, но это уже другая история (нечто подобное мы уже наблюдаем)

Разница между авантюристами прошлых веков и «старт-аперами» практически отсутствует и вот почему:

  • одинаковое время появление — смена эпох: переход от экономики услуг к экономике влияния / эмоций;
  • поиск форм капитала — материальные блага в прошлом и репутационный капитал сейчас;
  • открытие нового — теперь уже не земель, а новых возможностей (например, виртуальный мир);
  • гнет старых форм и «корпоративной культуры» открыл возможность для новой эмансипации — «работы на себя», эмиграция с одного сообщества в другое сообщества / поиск более доступных форм для предпринимательства (визы для предпринимателей) / референтную группу или даже вторичную реальность;
  • новые сообщества, как и их предки, являются более мобильными, инновационными — реформаторами общественных связей и экономических форм;
  • репутация «старт-апера», как и раньше «авантюриста» стала почетной;
  • экономический интерес, как тождество свободы — сохранился;
  • практически все те же навыки, что и для авантюристов, присущи и старт-аперам: инициативность, самодисциплина, рискованность, чувство эффективности и др.;
  • «старт-аперы» также открыты, как и авантюристы прошлых эпох, и они так же не любят пессимистов и «лузеров»;
  • если авантюристам был присущ экономический эгоизм, как польза для других (не могли же они производить сами для себя), то сейчас это трансформировалось в понятие социального бизнеса, что, в общем, очень схоже с предыдущей концепцией;
  • если говорить о насильственных методах — сейчас это монополия и государственное вмешательство, что не очень связано с инновацией и прорывами, т.ч. и в этом авантюристы схожи со «старт-аперами».

Когда я исследовал казачество, встретил очень интересную мысль, что это не столько социальная группа, сколько самосознание и мировоззрение. По-моему, это также применимо и к «старт-аперам». Возможно, и я в это верю, они со временем станут новым «средним классом», ведь для меня, это не столько количественная, сколько качественная характеристика.

Что же, я не понимаю, почему так быстро прижилось слово «старт-ап» и почему редко этих людей называют предпринимателей, как будто бы это совершенно разные формы занятости.   По сути — это одно и то же. Слово уйдет и ему на замену придет другое, «сатарт-ап»-истерия угаснет, а потом появится новое слово, и новая истерия.

Встречайте, GC-Y!


На днях я представил своего (не такого уж, чтобы совсем, но все же) старого друга — de Larosh. Именно он поведал мне другую реальность, открыл мир социальных сетей и цифровых коммуникаций. Он помогал мне в разных моментах моей жизни, но еще больше — именно de Larosh научил меня публичности, он показал мне как можно говорить, действовать и не бояться, он поведал мне о том, что означает открытость. De Larosh стал моим поводырем по дорогам «Поколения X«. Потом, изучив тот мир, я пришел в дивный новый мир. В этом мире были только подлинные имена, личные связи. Но потом и этот мир ускользнул перед ногами — и я оказался здесь. Хоть и все еще с личными именами, но не с такими знакомыми людьми, но от этого не менее интересными и открытыми, а также кнопками мгновенных/отложенных передач (Like, Share, Tweet, +1 и др.)…

В маркетинге существует целое направление, которое так и называется «теория поколений«. Данный подход направлен на то, чтобы понять каким является люди сегодня, какие у них ценности, а собственно, потребительские способности. Но теория поколений занимается не столько этими вещами, сколько прогнозами, тенденциями, форсайтами будущих поколений — чтобы понять как нужно менять маркетинговую стратегию для максимализации каждой будущей прибыли. Но кроме этого, теория поколений предлагает довольно широкий спектр размышлений для конструирования социальной реальности. Что является довольно сильным, но и опасным инструментом. Впрочем, вернемся к нашей реальности.

«Поколение Х» — оно же устами не без причин очень популярного писателя стало называться на постсоветском пространстве «Поколением П«. Это поколение, которое считается «неизвестным» во многом таковым не является — так как, в первую очередь, «люди Х» нацелены на самоутверждение. Они разорвали, в определенном понимании, связь традиций и теперь им необходимо завоевать уважение предков, утвердиться на своде времени, отстоять свое право на творение истории. Это время героев-одиночек, всех этих рэмбо, макклейны, чаковноррисов. Словом, всех «неудержимых«, которые собственными силами сокрушают тучу врагов, спасают мир, да и вообще — становятся центром Вселенной.

Но время идет, и на смену старому поколению приходит новое — «Поколение Y«. Это поколение в определенном смыслы, вобрало все достижения своих родителей, но в отличии от них, — старается не просто самоутвердится (этого больше недостаточно), а внести свой вклад. «Дети Y» — это создатели новых правил, которых не оставили им их родители, для них существует необходимость созидать новые традиции. Для них важным является сделать свой вклад в будущее, создать основу. Именно поэтому я, во-первых отношу себя, а, во-вторых, называю это поколение «переходным».

Кроме того, новое поколение вобрало в себя информационные технологии, оно практически родилось вместе с ними. Цифровые коммуникации стали не просто инструментами, а вторичной реальностью, в которой живут Y. Да, как верно подметил Брайян Солис, это поколение стало поколением «соединенным» благодаря буму социальных сетей и новых способов коммуникации. Дети Y объединяют свои усилия, координируются, чтобы создать свой мир вместе. Поэтому, героями нового поколения становятся, с оговорками но и пусть, «командные игроки» — хаусы, лайтманы, бишопы&данемы и множество других.

Будущее еще не определено, поэтому сказать наверняка, каким будет поколение Z — очень сложно. В этом случает, могу лишь предположить, что это будет поколение которое будет использовать все доступные сегодня возможности, для них коммуникации и цифровой (информационный) мир будет уже первичной реальностью, а вид из окна — скорее вторичной. Предполагаю, что Z — это люди ноосферы, которые перемещаются информационными потоками, для которых пространство и время будет объединено в одном мгновенье, которое будет постоянно создаваться, меняться, преобразовываться. Несмотря на это, каким будут Z — зависит уже только от нас, Generation Connected-Y.

Поэтому, я все больше убеждаюсь, что для реализации потенциала поколения Z, GC-Y должны пытаться использовать возможность, которую передали им (нам) «иксы» — на чистом поле возможностей сделать устойчивой новую систему координат,  которую я вижу, как некий хоть и практически утопический манифест. А именно — формирование солидарных либертарианских сообществ:

— «солидарные» — как те, которые разделяют ценности «другого»;

— «либертарианские» — как те, для которых наивысшими благами являются: самоценности личности, свобода проявлений и запрет на любые формы и виды насильства, а вместо этого использование мотивации, убеждения, и как следствие ответственность;

— «сообщества» — как различные объединение людей (по геолокационному и ценностному критериям), которые кооперируются для достижения общих базисных благ.

Напоследок, пожалуй, с того, с чего я начал — с социальных сетей или же инструментов.

Итак, я являюсь довольно активным пользователем различных социальных сетей — это ЖЖ, Вконтакте, LinkedIn, Facebook, Twitter, Google+ и других. Каждая из них имеет как свои как преимущества, так и недостатки. Позволю себе прокомментировать некоторые из ни — по крайней мере те, которые я считаю наиболее перспективными:

Livejournal — представляет собой сообщество с возможностью публиковать большие тексты. По моему мнению, несмотря на все попытки — будущее этой сети все менее перспективно и вот почему. Эта была одна из первых обширных социальных площадок, которые позволяли создавать собственное представительство в сети. Но время шло, развивались другие ресурсы, в частности — блог-платформа WordPress. Последняя представляет собой возможность относительно быстро и дешево (к примеру, я использую бесплатный вариант) создавать полноценный сайт-блог с возможностью SEO-оптимизации и других дополнительных возможностей, к примеру, подписок. Впрочем, Livejournal эволюционирует, но все же его инструментарий до сих пор отстают от WordPress. Будущее данного сегмента я вижу как формирование универсального информационно-представительской платформы.

Вконтакте — на сегодня сложно назвать этот ресурс самостоятельным, так как по форме он очень напоминает его западный аналог, а на Западе его так и называют — «русский Facebook«. Особенность данной социальной сети в том, что она представляет собой личностно-организованное пространство. Благодаря наличию бесплатного контента (музыка, видео), а также все же более тесного круга контактов. Дальнейшее этой платформы я связываю с формированием «личного кабинета» — для себя, друзей, знакомых с дальнейшим развитием и коммерциализацией мултимедиа.

LinkedIn — в последнее время эта профессиональная сеть все больше развивается, ее функционал с простой доски объявлений усложняется и дополняется, к примеру, возможностями Slideshare. В мире, где все больше людей становятся предпринимателями, экономически-активными, роль профессиональных связей увеличивается. При этом, на сегодня, это, наверное, чуть ли не единственная социальная сеть, в которой до сих пор жесткое отклонение от бизнес-вопросов является мовитоном. Мне нравится как развивается LinkedIn, и связываю его будущее с еще более тесной интеграцией в бизнес-процессы.

Facebook — является каноном социальных сетей. От простого объединения разных людей, данная платформа переросла в постоянно генерируемый поток социально-значимой информации для отдельного человека. Дальнейшее Facebook я рассматриваю, как платформу интеграцию информационного пространства человека, его вторичную социальную реальность.

Twitter — это отражение человека настоящего, человека-событийного. Интенсификация информационных потоков, сжатие времени индивидуального ознакомления с большими массивами данных, личностное отношение к действительности — все это делает Twitter таким востребованным. Данный инструмент цифрового общения меняется, адаптируется, но вместе с увеличением возможностей кросспостинга, каким будет Twitter зависит от GC-Y.

Google+ до сих пор остается одной из самых спорных социальных платформ. Казалось бы, при все мощи корпорации, при большом количестве пользователей сервисов, успех Google+ должен был быть гарантированным. Но этого пока что не произошло. На мой взгляд, инженеры данного гиганта ошибочно пытаются воевать за ту же аудиторию, которая есть у Facebook. Им стоило бы сосредоточиться на том, что у них и так получается очень хорошо, а именно — дальнейшей интеграции социальной сети с: 1)поисковыми возможностями — люди все также стремятся утолить свой информационный голод, при этом за пределами «своего» мира; 2) почтовыми сервисами — как все более важной части отслеживания собственных действий и банка данных (ключницы). Таким образом, будущее Google+ я вижу, как единое информационное окно входа в информационный мир.

Очень может быть, что я не прав — и это все окажется не более чем одной из фантазий. Проблема и особенности исследований будущего состоят в том, что их предметом являются тенденции, которые имели начало в прошлом и актуальны на сегодня. Тем не менее, однажды узнав тенденцию, ее причинно-следственные связи можно либо поддержать, либо изменить — что и приведет к совершенно другому варианту актуального будущего. Что же, все в наших действиях.

деФОЛт последней надежды


Благодаря Дмитрию Золотухину, я всерьез задумался о проблемах ближайшего (2012-2013), а не столь отдаленного (2016), как делал это на прошлой недели, будущего. В последнее время, у меня вновь актуализировался интерес к конструированию реальности, что с одной стороны связано с одним реферативным материалом, который выпала необходимость подготовить. А с другой — совпало с просмотром фильма  «Мгновения будущего«, о котором я уже высказывался в ФБ. Таким образом, сейчас делаю попытки критически посмотреть на методологию вариативного моделирования и сценарных прогнозов. Тем не менее, предположение Дмитрия побудило меня спуститься с «башни» и посмотреть на реальные процессы.

Что же, вопрос мотивов объявления дефолта Греции очень интересный. На Греции увязли Франция и Германия, которые вливают очень много денег. Немцы стали одним из крупнейших инвесторов в Еврозону, и её развал будет серьезным потрясением для такой экспортно-ориентированной экономики. Меркель и так с трудом объясняет зачем нужно спасать Европу и чуть-что, может потерять контроль над страной. Франция также стояла у истоков ЕС, и для нее, особенно для Сарко, это даже не столько экономический, сколько геополитический вопрос. Вот почему эти страны будут до конца драться за Грецию. Сравнение с Исландией, думаю, не совсем уместно: там, если не ошибаюсь, на референдуме отказались от помощи и объявили дефолт.

Из всех приближенных к Еврозоне, больше других настаивала на выходе Великобритания (даже получив за это прозвище «троянского коня»). Но для нее, как и для ФРС, дефолт Греции может принести позитивные результаты лишь в кратковременной перспективе. Вопрос в том, смогут ли они достичь необходимого уровня управления инвестиционным хаосом. Европейские биржи падают, а вот Лондон и Нью-Йорк относительно стабильны (Норвегия не в счет).

С другой стороны — свой интерес имеет Китай, который с 2008 года присматривается к Европе и не прочь «купить» Грецию, сделав ее плацдармом для экспансии. Замедление темпов развития Китая будет побуждать к активным действиям. Для инвесторов китайские биржи пока что закрыты, ориентированы на внутренний рынок, чтобы поймать эту волну им нужно уже начинать преобразования. Успеют ли они подготовиться — вопрос.
Либо США и Британия решили сыграть на опережение и открыть «ящик Пандоры», надеясь, что серфинг — это их спорт, либо все это — большая глупость, истерика и паника, и тогда  — «всё будет Китай».

Но я бы еще не исключал договоренностей между «соперниками», в духе «забрать и поделить».

Есть еще одно предположение — запуск процесса самой Европой. Для начала войны РА, активизации объединения регуляторных органов и «огосударствления».

И, последнее, как считает Ярослав Тонконог, и тут я с ним полностью согласен, что дело совсем не в Греции. Это удар по странам, чьи активы находятся в Греции. Так что, США будет нужна в скором времени подписка Европы на «большую игру». Предположительно, это Сирия, где будет замешены и Китай, и Россия. При этом, аргументом США против РФ (которая возможно уже согласилась, беря во внимания оценку выборов, как демократических) станет давление на цены энергоресурсов, а против Китая — госдолг.

В любом случае — Греция является заложником, но кто воспользуется этими сценариями — будет видно уже скоро. Пока что все они  — равно возможные.

#PRin2012: 12 трендов, которые изменят PR


1. Компании будут уделять больше внимания цифровым коммуникациям

Если в 2011 году бренды упорядочивали свои собственные медиаплощадки, то 2012 год будет посвящен вовличению PR-специалистаами экспертов и лидеров отрасли в коммуникацию. Кроме того, коммуникаторы должны понимать методологию и важность подготовительной работы с лидерами отрсали, лицами принимающими решения, и ключевыми экспертами, чтобы максимально быстро вовлечь их в обуждения на цифровых платформах. (Aedhmar Hynes, CEO, Text 100)

2.Продолжение конвергенции

Как демонстрирует последний случай, связанный с назначением Мишель Снид на должность вице-президента по внешним связям, маркетингу и связям с общественностью Johnson & Johnson, бренд и его репутация продолжают конвергенцию и создают потребность в объеденение усилий для решения бизнес-задач. Становится понятным, что в нынешних условиях организации будут все больше объеденять функции по управлению брендом (маркетинг) с управлением репутацией (PR).

Если PR-специалисты будут продолжать тесно сотрудничать с маркетологами, то таким образом они будут достигать значительных результатов для своих клиентов. Также им придется более тесно работать с аналитиками. (MaryLee Sachs, former U.S. chairman, Hill & Knowlton; author, “The Changing MO of the CMO”)

3. Организационная структура будет зависить от характера коммуникаций

Журнал Time назвал “протестующего” персоной 2011 года – что предзнаменуюет вызовы для любой организационной структуры в 2012 году: еще никогда не было так легко Давиду победить Голиафа как в этому году,  что обусловит зависимость организационной структуры от характера коммуникаций. Если посмотреть более пристально, наказание за отказ от коммуникации и отсутствие эффективных ответов на запросы будет существенным; в свою очередь, вознаграждения организациям, которые будут уделять соответствуюшее внимание коммуникациям – будет также весомым. (Daniel Tisch, APR, Fellow CPRS, chair, Global Alliance; CEO, Argyle Communications.)

4. Внимание:Требуются«локомотивы» отрасли!

Основными темами, которые все еще остаются актуальными спустя десятки лет, и которые обсуждают абсолютно все – как ветераны, так и и студенты это: этика, формальные определения, диапазон задач, измерения эффективности и навыки.

При наличии лидеров, PR-индустрия будет иметь все возможности, чтобы стать управляющим консалтингом в ХХІ веке. Чтобы не говорили, нам нужно лидерство. (Stephen Waddington, managing director, Speed)

5. Усилится роль «влиятельных профессионалов»

Необоротные изменения, которые принесли социальные медиа и связанные с ними технологии, а также успехи в менеджменте, к примеру «Система сбалансированных показателей» и «стратегические карты», требуют трансформации структуры организации, культуры, навыков, политики и процессов для сохранения конкурентных преимуществ, или же просто чтобы оставаться устойчивыми. Отслеживание шести влиятельных потоков создает потребность в выялении новых качеств и в основании новой позиции, которую я называю «влиятельный профессионал».

Если информационная нестача была яркой характеристикой маркетинга и PR в ХХ веке, то так называемый «информационный всплеск» (“big data”) – это как вызов, так и возможность для ХХІ века. (Philip Sheldrake, author and founding partner, Meanwhile).

6. Социальная авторизация (Validation) становится «Священным Граалем»

В 2012 году, способность компаний создавать оживленное обсуждение  в социальных медиа, становится чуть ли не Священным Граалем, барометром успеха в медиасфере. Бум социального ТВ / вторая экранная революция уже перестают быть новинками, а являются мерилом успеха коммуникационной кампании, так как бренды все больше стараются интегрировать свои истории, которые они рассказывают на разных платформах и каналах. (Peter Himler, founding principal, Flatiron Communications.)

7. Изменение метрик и интеграционная сила «диджитал» PR

Большой объем информации становится движущей силой процесса принятия решений, что в 2012 году является как вызовом, так и возможностью для PR-специалистов. Те, кто преимущественно фокусируется на «диджитале», определяет «правильную» информацию могут подкреплять процесс принятия решений информационной составляющей, интегрируя их с помошью различных каналов коммуникации. (Joe Ciarallo, vice president of communications, Buddy Media)

8. Консьюмеризация IT изменяет PR изнутри и снаружи

Консьюмеризация IT и технологий является важным аспектом внутренней организации бизнес-процессов для PR-компаний в 2012 году. Консьюмеризация IT иммет все шансы, чтобы увеличить продуктивность PR-компаний, повысить удовлетворенность сотрудников и обеспечить более подвижную, отзывчивою работу отделов по работе с клиентами. Клиентоориентированные технологии, такие как социальные платформы обмена сообщениями, все больше входять в арсенал инструментов PR-компаний, тем самым изменяя форму коммуникации PR-специалистов между собой. Кроме того, это позволяет им непосредственно работать с клиентами, используя мультиплатформенные сервисы и каналы. (Janet Tyler, president, Airfoil Public Relations)

9. Экономическая ситуация «перезагружает» PR / Media Relationship

Влияние дипрессивной экономической среды будет требовать острой поддержки PR для преодоления запутанных ситуаций и искажения информации медиа, которая с большой долей вероятности будет наростать в 2012 году. Социальные медиа будут продолжать оказаывать порой невидимое, скрытое влияния на уже устоявшиеся издания и каналы вещания. Наступит время для более запутанных, менее надежных и достоверных медиа. (Stefan Stern, director of strategy, Edelman; former management columnist, The Financial Times)

10. Повышения роли «брендированной журналистики»

Увольнения и постоянный оборот говорят о том, что многие PR-специалисты испытывают трудности в установлении прочных контактов или привлечении внимания к продуктам, которые они продвигают. На арену выходит «брендированная журналистика» (Brand Journalism). Так как фрагментация медиа не ослабевает, все больше компаний в 2012 году будут прибегать к брендированной журналистике, нанимая собственных «репортеров» для продвижения контента и новостей своего бренда. В то же время, компаниям следует тщательно взвешивать этические риски брендированной журналистики. (Derek DeVries, communications technology manager, Grand Rapids Community College)

11. Независимые PR-специалисты добьются успеха

Плеяда событий, позволяет говорить о том, что 2012 год станет открытием независимого PR. Вместе с восстановлением экономики, ключем для управления бизнес-циклами, что в общем уже стало нормой, является эффективное использование услуг независимых PR-специалистов. Возростает понимание внутри бизнес-сообщества, что независимые PR-специалисты – это опытные и хорошо подкованные профессионалы, которые играют ключевую роль в нашей профессии. (Kellye Crane, principal, Solo PR Pro)

12. Поиск талантов уходит в социальные медиа

Увеличится ли число вакансий в PR-отрасле в 2012 году? Оценивая экономиеческие показатели, растет вера, что ответ будет положительным. За увеличением числа конкретных вакансий, скрывается фундаментальные изменения в функционировании кадрового рынка. Продолжительное использование социальных медиа, как средства повышения каръерных перспектив, откроет возможность для новых талантов, но также и принесет новые вызовы.

Грядущий год будет богат на PR-специалистов, злоупотребляющих пребыванием на HR-поле, выступая в роли послов брендов к перспективным сотрудникам. Поэтому, необходимым условиям для плодотворной работы компаниий является установление скоординированных усилий HR и PR по работе в социальных медиа, создание регламентов и проведение тренингов. (Valerie Simon, co-founder, #PRStudChat)

#PRin2012: 12 Trends That Will Change Public Relations