Архив метки: сообщество

Вторичная реальность и Благодатный огонь


Сегодня впервые увидел Благодатный огонь своими глазами и даже попытался донести его домой в иерусалимской свечи. При этом, мне даже не пришлось ехать в Израиль, все произошло примерно в двух ста  метрах от моего дома. Парадокс заключается в том, что я сначала узнал о нем почти все, а потом уже увидел.

И в этом сила и проблема вторичной реальности, в которую мы уже давно погрязли.

Попробую объяснить.

Если не углубляться в подробности, вторичная реальность (о причинах этого явления я уже рассказывал в этой презентации «Параметры и инструменты оценки эффективности коммуникаций компании») — это наше знание о «реальных» фактах, которое основывается на полученной о них информации, а не из реального опыта. Фактически, у нас есть два представления об окружающем нас мире:

  1. Наш опыт взаимодействия с окружающим миром и те выводы, которые мы делаем (холодное, горячие, сладкое, кислое и т.п). 
  2. То, что мы узнали об окружающем мире от других (рассказы родителей и родственников, друзей, преподавателей, книг и т.п.), но что мы сами никогда не видели и с чем у нас не было контакта, но то, что мы воспринимаем (верим), как истинное. Таким образом, вторичная реальность помогает нам узнать больше информации о постоянно меняющемся и расширяющемся мире, не затрачивая много времени на непосредственный контакт. Но проблема состоит в том, что не всякой информации можно доверять.

Например, раньше люди узнавали о том, что Благодатный огонь взошел непосредственно на соборе (сборы, собрание; понятие первоначально было тождественно «церковь» у греков, «умма» у мусульман, «синагога» или «кагал» у евреев и обозначало просто собрание верующих. Слово «собор» имеет такое же значение, как греческое «церковь», близкое к слову «цирк», «cirkle» и соответствует понятию «круг» — собрание людей и одновременно форма управления) в то же время, как и и узнавали о воскресении Христа.

Но что же произошло теперь, в век «мгновенных» коммуникаций? Если ранее я мог узнать, что Христос воскрес, а Благодатный только благодаря сарафанному радио (из-уст-в-уста), далее это стало передачей символа, а то что Благодатный огонь взошел только в церкви, то потом я уже смог в этом убедиться уже благодаря прямой телетрансляции. То есть, я хоть и был оторван от «собора», но находился в рамках традиции, ожидая это событие в определенное время и как бы «переносясь» вместе с диваном в гущу событий.

Но теперь все поменялось — наступил век «отложенных» коммуникаций. В этом году я узнал о   схождении Благодатного огня уже даже не в рамках прямой трансляции, а в сообщении в twitter. При этом, узнал я о нем не в тот миг, когда это произошло, а тогда, когда я это прочитал. Фактически, для меня событие произошло индивидуально. Кроме того, я не только  узнал об этом, но еще и получил ссылку, которую смог «вбить» в броузер и прочитать все в удобное для меня время.

Вторичная реальность не только разрушила единое информационное поле в пространстве, но уже и во времени. Мы получили теперь не только разные пространства, но и начали жить одновременно в разных временах: реальном времени (тут-и-теперь — Dasein), «мгновенном» времени вторичной реальности и в «отложенном» времени вторичной реальности, где события для нас возникают только тогда, когда мы о них узнаем.

Как к этом относиться? Думаю, что как к данности. Что с этим можно сделать? По крайней мере три варианта:

Мне лично более импонирует последний путь обновления соборности, а вот как его достичь — это уже предмет другого размышления. 

Если у Вас есть мысли по этом поводу — пишите в комментарии! И не забывайте оценить пост и поделиться с друзьями, если, конечно, понравилось 🙂

Реклама

Вмешательство, Помощь и Взаимопомощь


Сегодня, в День рождения Артура Кларка, я впервые прочитал его биографию, хотя до этого имел представление о его творчестве. Больше всего меня удивило то, что Артур Кларк был признан ученым — и это натолкнуло меня на некоторые размышления, связанные с наукой, ролью государства, да и не только.

Я всегда не понимал смысл существования каких-либо внешних для сообществ институтов. Ведь сообщество, развиваясь, создает свои собственные рабочие фреймы, а любые надинституты, которые хотя и могут быть похожими на внешние институты, — являются такими же имманентными для этого сообщества. Но когда внешняя среда задает институты и правила для другой — это является вмешательством. По своей природе, вмешательство — это   использование силы для упорядочение системы по своему образу, что нарушает жизнедеятельность сообщества.

Примером такого вмешательства  может быть создание любых научных институтов, вроде ВАК, для контроля научных сообществ (научных советов при университетах, которые, в общем-то, и являются продуцентами науки). Хотя, только научное сообщество может оценивать вклад личностей в свое развитие, — и только они должны определять ценность научных опытов (авторитетность — является исключительно признанием сообщества, которое руководствуется своими нормами и правилами, и конкретного случая). Так, хотя Арутр Кларк и не был «ученым» в классическом понимании, его вклад в науку был значительным и поэтому он заслужено получил это звание.

Другим примером вмешательства может служить даже искреннее желание помочь кому-то, кто может быть даже и нуждается в помощи, но не призывает к этому. В таком случае, вмешательство, кроме силовой характеристики (насилия), также является проявлением эгоцентризма и нарциссизма.

В тому случае, если система или индивид проявляет потребность в оказании услуг, и они предоставляются бескорыстно — это яркий пример помощи. В случае с наукой, мы можем говорить о помощи государства в развитии науки, или же помощи науки в развитии государства. Если взять пример коммерческих организаций — таким примером могут служить программы корпоративной социальной ответственности.

О взаимопомощи речь идет тогда, когда от кооперации выигрывают обе системы, взаимно помогая друг другу. Иными словами, если государство помогает науке (к примеру, в виде объявления грантов на решение конкретных задач), наука (в виде научного сообщества, естественно) предлагает их решение. Также ярким примером взаимопомощи является социальное предпринимательство (в любой форме: неправительственные организации, не-прибыльные организации, политические организации, благотворительные фонды и пр.), которые являются инструментом (механизмом) перераспределения ресурсов в социальной экосистеме.

На уровне межличностных отношений рискну предложить следующую градацию:

  • Вмешательство — проявляется как навязывания своей воле другим; выходом из такой ситуации может быть предоставление альтернативных сценариев через симуляции опытов при демонстрации инструментов и ресурсов для решения задач. Оправданным вмешательство может быть для возобновления нарушений в социальной среде.
  • Помощь — заключается в предоставлении ресурсов для самостоятельного решения проблем.
  • Взаимопомощь — взаимоотношения партнерства и кооперации с обоюдным положительным эффектом; при этом, эффект не обязательно должен быть симметричным, он зависит от потребностей индивидов, которые вступают в со-общность.

Это скорее общая идеальная конструкция, которая не является универсальной и поэтому не может применяться ко всем системам и моделям взаимоотношения. Но мне бы хотелось, чтобы взаимопомощь стала основным способом коммуникации меж людьми. Не то, чтобы я не верил в бескорыстную помощь, но, как по мне, это является скорее отклонением от сущности человека, а поэтому не может быть «нормой» для большинства, если даже оно является в определенном смысле меньшинством.