Архив метки: социальный заказ

Инсталляция


На днях Савик Шустер сказал прекрасную фразу: «у нас 46 миллионов политологов». Т.ч. каждый может дать совет и знает, как надо жить, кому какие должности и прочее. Поэтому, я тоже дам свое видение, а оно совершенно простое.

Если все сильно упростить, государство — это общепринятые договоренности, которые соблюдаются всеми. Если еще проще, форма государства — это операционная система (ОС) общества, которая фиксирует правила и нормы поведения всех участников данного сообщества. Какие именно условия жизни в обществе — это уже конкретный набор программ, которые делают жизнь лучше.

Когда появляется новая ОС — регулятор процессов — она управляет только самым главным. Основных программ — нет, они потом подтягиваются по мере разработки. Вспомним, хотя бы как развивался Android.

Итак, ОС  — единые правила игры. Программы — реформы. 

Так вот, для меня ОС, как приверженца либертарианства, — это локальные самоорганизованные солидарные сообщества. Именно это и есть в моем понимании та ОС, которая должна быть установлена.

Что касается, ПО — это вопрос второй очередности. ПО разрабатываются с поправкой на ситуацию, дополняется, отменяются. Это результат потребительского опыта и новых потребностей. Скопом это не решается.

В общем, как сказал Ноам Хомский: «Нам не нужны герои, нам нужны работающие идеи«.

Вот еще несколько идей по этом поводу:

Реклама

Зачем нам майданы?


Учитывая, что мой пост об интеграции до сих пор актуален, подозреваю, что и эта тема еще только набирает свою актуальность.

Для чего нам нужен майдан?

В эру цифровых технологий и моды на «большие данные», казалось бы, собирать идеи и выражать общие тенденции проще простого. Но в социальных коммуникациях необходим обмен энергетикой и физический контакт. Ни один другой способ коммуникации не дает ощущения принадлежности к массовой воли. А это для нас очень важно — чувствовать, что мы не одни, а значит — свободны и правы. Поэтому, майдан — несмотря на время, такой же актуальный.

Чего надо ждать от майданов?

Довольно простые, но трудные вещи:

  1. Организация. Это must have. 
  2. Ответ на простые вещи: почему мы пришли, зачем мы пришли, что требуем, от кого требуем, как узнаем что цель достигнута. 
  3. Фильтр от политической символики. Она лишняя, правда. 
  4. Четкие мэсседжи-ценности на каждый отдельный раз. Мне часто говорят, что ценности — это не главное. Да нет, главное это то, что вы делаете, дома, каждый день и час, а не требуете. То, что вы цените и исповедуете на примере. Только это имеет значение. 
  5. Программа, как внедрять эти ценности дальше, в обычной жизни. Я вижу это через объединение на лестничной площадке, в рамках подъезда, в рамках дома, квартала, улицы, района и так дальше. 
  6. Определиться что конкретно готовы делать вы и взять на себя ответственность за это. 
  7. Самый эффективный способ добиться изменений — показать пример своим детям, чтобы они выросли Личностями. 

UPD. 24 ноября я понял, что людям не нужна «большая идея». Каждый вышел со своей идеей. Объединило людей одно — невозможность государства исполнять свои (сервисные) функции. То есть, мы столкнулись не с проявлением конкретной проблемы, а с системной проблемы. Смена лиц ни к чему не приведет, если не будет смены системы, которая отвечает потребностям людей. Далее краткие тезисы, конкретизирующие подход к смене системы.

Три варианта системных изменений:

  • возглавить и реформировать;
  • свергнуть и трансформировать;
  • разложить систему с помощью социального вируса, когда в системе не нуждаются больше она отмирает.

Все уже придумано до нас. Общество, как мне кажется, созрело к готовности потреблять социальное предпринимательство. Построение альтернативных государственных сервисных служб, начиная с локальных платформ, — единственный способ разложить и заменить систему.

В идеале, это выглядит так:

  1. Выбирается территория, свободная от уПыРей;
  2. Формируется на ней сообщество;
  3. Создаются оборонительные пункты — включая приглашенные войска;
  4. Развивается автаркия (оптимальное развитие ресурсов и взаимопомощь);
  5. Устанавливаются экономические связи с другими ТНК и странами;
  6. Новое государство.

Это все описано в работе П.Кропоткина «Взаимная помощь как фактор эволюции» (1907).

Если подитожить:

  1. Татьяна Монтян абсолютно права: «чтобы победить институт – необходим другой институт».
  2. В публичных, особенно политических, коммуникациях одна из первых позиций, которую необходимо учитывать – «как проект могут использовать против его инициаторов». Следует помнить, что все попытки «напролом» взять власть – будут расценены, как переворот. Такие заявления от действующей власти будут способствовать делигитимизации процесса. Это, в свою очередь, будет затруднять процесс построения отношений с Западом.
  3. Форма общественных связей изменилась, поэтому модели столетней давности (центральные, установочные и прочие советы) не будут адекватно работать в новой реальности. Современные связи – это концепция grassroots – модель демократии в США (grassroots democracy) сейчас на ней построена и там основной уровень политической победы. Вкратце — работа с нижним уровнем политического выбора: inbound в политике – заинтересовать, вовлечь и привести на участок. Именно там делается выбор и победа, а не на национальном уровне. Это тонкости политического процесса, которым должны владеть консультанты и политики. Есть центральная идея, а дальше – mlm
  4. Чтобы создать институт, который сможет заменить не действующий институт – необходимо создать альтернативные сервисные службы, которые не выполняет государство, а также сразу же решить вопрос обороны новых общественных институтов. Это должен быть не столько легальный (законный), сколько легитимный (признанный сообществом) процесс. 
  5. На уровне имплементации – это фактическое создание новых институтов за счет перераспределения ресурсов, которые раньше шли на старые институты. По мере увеличения мощности новых институтов, вливания в старые прекращается. И они в итоге отмирают. Это концептуально, на уровне внедрения — основной акцент на локальные платформы. Пример, львов и Садовой.
  6. «Альтернативные сервисные службы» – это: коммунальные службы — ОСББ, охрана порядка (органы внутренних дел) — система дружинников, суды — третейский суд (от ТПП). Это для примера. 
  7. На сколько лет программа по внедрению рассчитана? Все зависит от готовности к взаимопомощи граждан, их уровня солидарности. Пример Львова вдохновляет — когда мэр фактически вместе с городским советом автономно живет от центральных органов власти. Вся эта система должна была строиться на партийных локальных группах и системной работе с округами. Я стою на том, что изменения могут быть только с локальных групп, там легче внедрить и нести дальше, менее затратное действие с т.з. социальной энергии. Плюс — так система более прочной становится. По аналогии с развитием общества или компании. 

Война миров


Как бы не говорили, но мы живем в двух мирах. Эти миры — отражение того, что мы знаем о том, что нас окружает. Первый мир — то, где мы живем и с чем непосредственно имеем дело каждый день. Второй — то, что мы слышим о происходящем. И как бы не пытались говорить, что только ущербные общества зациклены на своих проблемах, уйти от ежедневных проблем мы не можем.

Можно как угодно к этому относиться, но чрезмерная политизация общества — это данность. Исходит эта проблема от низкого качества государственного сервиса и использования политических инструментов не по назначению. Все это приводит к уродливым формам и негативно сказывается на повседневной жизни.

Я пытался не думать об этом, ведь есть и другие более значительные для меня вопросы. Но вчера произошло два события, которые заставили вспомнить о том, что написано у меня в дипломе.

Две беды индустрии политики в Украине

Первая. Я окончательно понял, что политконсалтинговая индустрия у нас недоразвита по причине отсутствия критической массы специалистов. Элементарно отсутствует понимание политической социологии, политического ландшафта. То есть, базовых знаний, которые позволяли бы оценивать процессы и принимать на основании таких оценок решения. Я не говорю о большинстве населения, а о тех, кто называет себя «экспертом», «политическим консультантом», «политтехнологом» и прочим «политологом». Ведь даже те, кто являются более-менее компетентные специалисты недовольны качеством политических проектов.

Вторая. Это заявление иностранцев, что у нас отсутствует политическая наука вследствие «низкого уровня подготовки политиков, журналистов и «политтехнологов» для ведения конструктивного диалога…Большинство политических обозревателей, которые доминирует в украинских СМИ получают плату не за обстоятельный анализ, а за распространение псевдо-аналитического лоббирования интереса их спонсора. Много журналистов, которые комментируют политические процессы, делают это из добрых побуждений, но не имеют достаточной квалификации, вследствие отсутствия знания и ограниченного интереса в деталях сравнительной политической науке, эмпирических социальных исследованиях или конституционной инженерии. К таким дискуссиям часто присоединяются и люди искусства, писатели и другие интеллектуалы, которые желают что-то сказать о положении дел в Украине, но в этом порыве выходят за рамки своей компетенции. Чрезмерное вовлечение дилетантов в такие вопросы, очевидно, является прямым последствием недостатка высокопрофессиональных политических исследователей в публичном пространстве«.

Итак, складывается следующая картина: 

  • политики не могут ничего сделать, потому что они такие, какими есть. Это данность. Образования политического у них часто нет, в этом они полагаются на консультантов. Низкокачественные консультанты показывают, что с избирателями можно не считаться. И когда такой деятель приходит к власти — он и продолжает делать то, что он усвоил от своих консультантов.
  • политические консультанты — низкого профессионального качества. Они выросли в 1990-х из разных специальностей, т.к. не было кому работать в этой индустрии. Но вместо того, что бы развиваться, решили все законсервировать. Так же проще.
  • политические журналисты и политологи — так же низкого качества из-за отсутствия качественно нового подхода к исследованию социально-политической деятельности. Во многом это благодаря отсутствию такого запроса.
  • общество также не имеет значительного багажа знаний из-за выше названых причин, хочет чего-то другого, но не понимает всех процессов.

Неужели замкнутый круг? 

Нет, совершенно нет. Есть два варианта:

  1. отдельные островки общества минимизируют контакты с государственной машиной и сформируют свои формы организации.
  2. политические консультанты нового поколения станут катализатором изменений.

В любом случае — это война миров, старого поколения против нового. Т.к. формирования генетически новой общественной формы организации требует основательного анализа, скажу пару слов о политконсультантах.

Есть несколько возможностей

  • новое поколение должно объявить войну старому поколению и вытеснить их из индустрии, при этом новое поколение это не возрастная категория, а парадигма мышления. При этом, война заключается в разоблачении низкокачественных и не этических (направленных на унижение воли людей), а следовательно репутационно разрушающих форм политической активности;
  • новое поколение должно стать медиатором между общественно-политическими  процессами и людьми, действуя сообща и используя относительно дешевые и эффективные технические средства (социальные медиа, как пример);
  • новое поколение должно подтянуть уровень ведения политического диалога, а следовательно погруженности общества в понимание процессов, разъясняя доступным языком, но не упрощая предмет разговора, людям о чем идет речь.
  • таким образом, вследствие двойного давление нового поколения сверху и снизу возможен переход к новой парадигме общественно-политической организации. А новое поколение сможет стать лидерами отрасли.

Утопия?

Возможно. Но я хочу, что бы она осуществилась.

Кто за или против?

Фул-хаус


Ходит заблуждение, что покер — это игра на везение. Но те, кто хорошо знаком с игрой вряд ли согласятся с этим утверждением. Ведь для того чтобы уверенно играть, необходимо проделать очень кропотливую работу. Вспомните фильм «Мэверик» (к слову, замечательнейший и наверное лучший комедийный вестерн), в котором герой Мэла Гибсона, садясь за стол с незнакомой ему компанией говорит: «первые 15 минут я буду проигрывать».

Так, необходимо изучить повадки игроков, их стиль игры, психологические оттенки радости, досады, жадности, уровня азарта и хладнокровности и т.д., и т.п. Знание этих качеств игроков позволяет свести неопределенность карт, несмотря на применение комбинаторики и теории вероятности, почти к нулю. Владея такой ценной информацией об игроках, можно практически безошибочно принять решение как необходимо действовать, чтобы заставить игрока, даже с более сильной картой, сдаться. Либо же — имея на руках сильную карту — скинуть ее, чтобы вовремя столкнуть других игроков.

Таким образом, тонкости психологического маневра становятся незаменимым инструментом в ситуациях, когда слишком велика фактическая неопределенность, а времени для принятия решения остается не так уж много. Но не стоит путать идентификацию мотивов с интуицией. Последняя базируется на глубинных, архетипных знаниях человека, доступ к которым открывается не каждому и не всегда. Хотя уже сейчас есть определенные правила тренировки интуиции. И даже американские морские пехотинцы взяли интуицию на вооружение.

Именно поэтому я советую изучать и играть в покер особенно тем, кто связан с анализом ситуаций, разработкой решений и переговорными процессами. Такие навыки позволяют максимально точно оценить противника, узнать как далеко он готов зайти, подкреплены ли его слова ресурсами и на какой исход можно рассчитывать. Кроме того, покер учит самоконтролю, хладнокровности и расчетливости. Согласитесь, в экстремальных ситуаций это довольно полезная информация.

Одной из первых комбинаций в покере я выучил «фул-хаус» благодаря фильму «Сержант Билко». Три карты одного старшинства и две — другого. Такая «простая» комбинация хотя и не гарантирует успех, но является довольно сильной в руках умелого игрока.

Впрочем, с «полным домом» у меня ассоциируется не только покер, но и архитектура брендов. Мне известно две «классические» стратегии построение брендов«Дом брендов» (Hause of Brands) и «Брендированный дом» (Branded Hause).

Так как общество у нас квази-политизированное, да и выборы почти на носу — проиллюстрирую отличие этих подходов на примере политического маркетинга.

В политике активно используются оба подхода. На высшем уровне конструирования социальной реальности используется «Дом брендов». Этот подход предполагает создание множества продуктов, которые выпускаются на рынок под уникальными брендами. Все эти продукты собраны в рамках единой управляющей компании, имя которой, как правило, неизвестно конечному потребителю. В наших реалиях, классическим примером реализации такого подхода можно назвать политические продукты Рината Леонидовича Ахметова (Акционер). В свою молодость Ринат Леонидович вряд ли играл в покер, но, если верить слухам, активно увлекался преферансом. Преферанс был более популярен в Российской империи и потом в СССР, чем покер. К тому же, он меньше допускает блеф, но компенсирует его просчетом и комбинациями. Как опытный игрок, Ринат Леонидович и сейчас создал свою комбинацию.

В активе Акционера имеются следующие бренды — «Партия регионов» (депутат от этой партии, много из бывших сотрудников СКМ баллотируются в ВРУ от этой политической силы), «Украина вперед» (Наталья Королевская частый гость в Фонде эффективного управления) и «УДАР» (предполагают, что Виталий Кличко не прочь обзавестись спонсором, а также можно назвать хотя бы Ивана Плачкова, главу набсовета «Киевэнерго» и экс-члена политсовета партии «УДАР»).

Каждый из этих брендов занимает свое место в архитектуре:

— «Партия регионов» — явный монобренд, на который делается основная ставка;

— далее идут поддерживающие суббренды, которые удовлетворяют часть запросов рынка, которые по различным причинам не охватывает монобренд:

— «Украина вперед» — суббренд, расчитанный на тех, кто не слишком против власти, но хочет каких-то изменений в экономике, или инноваций; и для кого фраза «1000 евро зарплата» звучит довольно убедительно;

— «УДАР» — этот суббренд подойтет тем, кто ожидает активных действий, и не готов долго рассуждать о  стратегиях, планах, просчетах и такой подобной софистики.

Также в портфеле Акционера, если верить слухам, состоит и очень неожиданный бренд — «Батькивщина» Александра Турчинова. Этот продукт будет интересен всем, кто ожидает перемен и триумфа оппозиции.

Как я уже сказал ранее, в мире политических продуктов также активно используется и другой подход — создание «Брендированных домов». Под таким конструктом подразумевается формирование сильного бренда управляющей компании, под именем которой выпускаются различные продукты-бренды.

Эта марктинговая стратегия наиболее популярна для продвижение таких продуктов, как депутатов — в рамках списка (225), или же мажоритарщиков от партии (те же 225) — не важно. Они, как «зонтичная» линейка компании Nestle, ассоциируются с материнским брендом, хотя и могут иметь собственные уникальные характеристики.

Когда я написал заметку о тех партиях, за которых не собираюсь голосовать — меня спрашивали, за кого же, все-таки я буду. К сожалению, ситуация не изменилась, но голосовать нужно. В своем выборе я остаюсь последовательным перед собой и буду голосовать за тех, за кого голосовал в  2006, 2007 годах.

Но, я также стараюсь поддерживать все возможные либертарианские инициативы, оставаясь верным своему манифесту.

И еще раз о покере — чтобы выиграть крупную сумму, имея изначально сильную карту, далеко не всегда стоит сразу повышать ставки, дабы не вспугнуть противников и они не скинули карты. Также, как и обратная тактика при плохой карте, не всегда, но может принести успех.

В общем, понимаете о чем я?

P.S. Циркулирует информация, что Акционер не будет баллотироваться во ВРУ. Также такие компании, как DTEKMetinvestHarveast упоминают о возможности IPO. И совсем недавно появилась информация о том, якобы жена Акционера рассматривает возможность получения гражданства Великобритании. Кроме того в последнее время активно продвигаются законопроекты, которые очень выгодны Акционеру. Вырисовывается не стыковка — если Акционер будет контролировать ВРУ следующего созыва, почему же сейчас все происходит второпях?

Ответ у меня парадоксальный. Ринат Леонидович готовится стать публичным человеком, как принято на Западе, с прозрачными активами, с внешней отрешенностью от политической ангажированности. Создается красивая внешняя картинка. А контроль над политическим процессом необходим не столько для приумножения, сколько для стабилизации и сохранности активов. Да и зачем руки марать?

Зачем же это нужно Акционеру, если он и так без этого все время обходился? Предполагаю, что была какая-то проблема со светским обществом и, возможно, связанная с детьми. Как в анекдоте: «сынок, я могу продать лимузин и купить «шестесотый», мы можем изменить заказ и сшить тебе не смокинг, а малиновый пиджак; но ради какой-то девочки два этажа особняка сносить — это слишком», только наоборот. Ведь не очень приятно, когда на детей показывают пальцем, из-за того, что отца называют «олигархом» с негативными оттенками.

5 удобных вопросов депутату


Приношу глубокую благодарность:

Лесе Парно  (блог на Politiko
за консультации по избирательному процессу и поддержку,

Ярославу Тонконогу –
за дружеское терпение и корректуру. 

Избирательный демократический процесс, как это не странно и не парадоксально может звучать, подразумевает поэтапный отбор людей, которые наилучшим образом могут выполнять общественно значащие задачи определенного уровня сложности. По крайней мере, так утверждает либеральная парадигма. Такой подход довольно практичен, поскольку позволяет не только учесть различные социально-экономические умонастроения, но и создать действенную и относительно гибкую конструкцию перераспределения ресурсов общности.

Но перед тем как вдохнуть жизнь в эту абстракцию, необходимо решить очень важную задачу, о которой не часто говорят. А по существу речь идет именно о том, что мы выбираем или кого уполномочиваем на выполнение коллективных поручений. Другими словами, выбираем мы концепцию развития, определенную модель устройства мира и наше место в нем, или же – определенных людей, со сформированным мировоззрением и личностными качествами.

Выбор моделей миростроения, или же идеологий, присущ периоду создания традиционных устоев, их закрепления. В кризисные моменты, когда существует выбор или-или. Или церковная модель, или светская; или демократия, или автократия; или нацизм, или большевизм; и так далее. При наличии такого выбора, наиболее приемлемой схемой стал симбиоз между партийными организациями, объединенными вокруг идеологического центра, и пропорциональной избирательной системой, которая  наилучшим образом позволяет представить выбор воззрений большинства людей, учитывая индивидуальные пожелания.

Правда, современный мир стал слишком многогранным – глобализация, открытие горизонтов, породили одновременное присутствие множеств вариантов, которые должны мирно сосуществовать, ассимилироваться и открываться. Мир стал единой, и возможно не всегда упорядоченной, мозаикой. Мир стал слишком сложным.

 В этом сложном мире более нельзя выбрать что-то одно, с чем можно себя ассоциировать, идентифицировать с одним определенным набором качеств. Ведь это мир интегрированных идентичностей, где мое Я – это соединение взглядов на самого себя, семью, быт, профессию, друзей, город, государство и так далее. Кроме того, мое Я – это сумма моих опытов и, в первую очередь, культурное (в широком смысле) наследие и переживание.

Современный мир – это эпоха нового гуманизма, нового индивидуализма. Движущей силой преобразований теперь выступают не структурные связи, не системы корпораций, не безликие массы, или абстрактные бренды, а связанные между собой ценностями личности. Именно личности вновь обретают силу и зажигают искру перемен. В таком мире большие идеологии стали тесными, они больше не могут описать многогранность индивидуальных проявлений и все возможные наборы мироощущений. Следственно, и партийные организации начали терять свою былую функциональную нагрузку. Тем не менее, партии, как и раньше, являются довольно специфическим образованием со своими задачами.

Можно сказать, что теперь партии являются развитой системой, интерфейсом программы по обслуживания потребностей членов сообщества. В первую очередь, партия является неким клубом, в котором объединятся люди с общими ценностями и взглядами. Далее, партия представляет собой коллективный орган по минимизации индивидуальных усилий по достижению общих целей – она позволяет координировать и концентрировать усилия членов сообщества по достижению значимых для участников задач. Также, партия является сигнальным инструментом, который позволяет передать индивидуальную реакцию на актуальную ситуацию на  уровень перераспределения всеобщих усилий и полномочий (государственный уровень).

Очевидно, что партия – это больше не безликая организация, закрашенная идеологией. Это – живые личности, такие же, как и мы, люди. Именно они являются воплощением государства и политических механизмов. А наилучшим способом избрать наиболее подходящих личностей является мажоритарная система, которая ставит на первое место именно личностей.

Пройдет не так много времени, и перед нашим взором будет стоять плеяда кандидатов в депутаты, некоторые из них даже будут личностями. Эта армия рушит стройными рядами в одномандатные округа, ища поддержку нас – избирателей. Каждый из них будет хорош, каждый из них будет поражать нас своими изумительными обещаниями и искусными затеями. Но перед тем как отдать самое дорогое, что есть у избирателей – свой голос, все же, стоит поставить всего лишь 5 вопросов «своему» депутату (что возможно только при мажоритарной системе):

  1. Каким образом новый депутат будет взаимодействовать с локальными партийными организациями?

 Ведь став представителям округа (де-факто, защитником интересов жителей округа), по своей функциональной нагрузке – депутат не сможет постоянно следить за всеми изменениями и важными ситуациями в округе. Именно локальная партийная организация становится его глазами и руками, а с другой стороны – именно она является интерфейсом жителей перед депутатом. Только от слаженной работы самого депутата и окружной партийной организации будет зависеть успешность округа.

  1.  Как депутат планирует наладить работу с местной властью – районным советом и администрацией?

Именно районный совет и администрация имеют реальную власть в округах, все вопросы (как бытовые, так и более важные) решают именно они. Депутат же – может влиять на них, но от того, каким способом и есть ли у него понимание этого процесса – будет зависеть эффективность работы депутата.

  1. Как депутат будет отчитываться о результатах своей работы перед избирателями?

Это, наверное, один из самых важных пунктов. Система отчетности позволяет не только получить доступ к информации о работе депутата, но, что самое главное, оценить эффективность работы депутата. При этом система отчетности неразрывно связана с возможностью отзыва депутата, как с центра в регион, так и отзыва депутата в случае неэффективной работы.

  1. Каким депутат видит свое сотрудничество с другими партиями и депутатами? 

Совершенно понятно, что кроме представления интересов округа, депутат, в первую очередь, занят законотворчеством. Но кроме своих законов, ему будет необходимо также иметь свою позицию и по законам других депутатов и партий. Принятие законов – это определенный торг, в результате которого депутат за принятие своего закона должен будет проголосовать за другой. Так что необходимо понимать, чем обернется законодательная активность депутата для своих избирателей – от защиты парка до повышения налогов. 

  1. Какими будут первые 3-5 решений депутата для округа и государства? 

Необходимо четко понимать, что предвыборный период отличается от послевыборного. И важно знать какой будет работа депутата не только на сейчас, но и на несколько шагов вперед, чтобы понимать, что же ожидает избирателей в будущем. Поскольку мы все являемся не только жителями округа, но и государства – нам необходимо знать, что будет делать депутат для защиты и представления наших интересов на уровне государства (налоги, зарплаты, социальные гарантии и т.д.). Понятно, что много дел сразу требовать будет не правильно, – но какими будут первые начинания депутата необходимо понимать.

Пока что избирательные процедуры действуют, а механизм искажения – не работает на полную мощность. Нам представилась возможность – некая точка неповорота – еще все изменить.

Но это зависит от согласованных и осознанных решений, от желания что-то изменить, а не ограничиваться своим «мирком» и беспричинной надеянностью «на все хорошее».

Будущее – не настает. Оно – создается ежесекундно, каждым из нас, каждым усилием.

И это нужно помнить, особенно когда речь идет о выборе. 

Обсудим: 

в Facebook

в Google+