Архив метки: социальный заказ

Украинский Вавилон


…When you’re alone

Бумбокс — Наодинці

Сегодня произошло нечто, что очень точно охарактеризовал уважаемый мной Мустафа Найем. Я не знаю, что послужило причиной этого безумия – или подготовка к избирательной кампании (мол, «оранжевых посадили», руину преодолели, языковый вопрос как бы решили – все обещания выполнили), или же просто обыкновенная глупость. В качестве последней могу предположить, к примеру, неуклюжее заигрывание перед Россией в связи с последней ситуацией, и «дело Солонтая» тут не причем. Или же еще что-то более «грандиозное», о чем я даже не могу подумать.

Впрочем, как говорится, вернемся к нашим баранам. Честно сказать, меня подобные вещи сейчас меньше всего интересует, скорее то, почему же в ХХІ веке так мало обращают внимание на уроки истории. Казалось бы, о простом библейском сюжете, как великий народ, достигший значительных цивилизационных успехов, в одно мнгновенье расстворился и был размыт морем тщеславия, должен был слышать каждый. Предполагаю, что уже существует множество интерпретаций этой истории, тем не менее, рискну предложить еще одну.

Падение великой цивилизации вследствии забвения языка стало лишь последствием, в то же время, само строение Вавилонской башни – тоже не является причиной, а скорее симптомом органического заболевания культуры. А ведь все началось с того, что люди перестали создавать ценности, общность как таковая перестала проживаться, тщеславие, гордыня, стремление абстрактности затмило естественное положение — то, что люди живут среди людей, разделяют общие ценности, созидают мир вокруг себя и для других. Это потом уже появилась идея башни и все другие, истикающие проблемы.

Трудно не согласиться, что «опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории», но судя по повторениям – она активно пытается научить своим урокам. Вот только с каждым разом уроки становятся все сложнее. Можно долго рассуждать о роли языка в жизни людей, о том, что именно язык формирует нашу картину мира и представления о мире. Правда, это утверждение является довольно сомнительным, исходя из коммуникативной природы человека. Как утверждает Ноам Хомский, язык как знаковая система, не обязан иметь вербальные формы – достаточно, чтобы были общие смысловые формы. В таком понимании, забвение «вавилонского» языка как раз и являлось утратой общности, взаимопонимания.

Оценивая исторический перспективу за последние 20 лет в Украине с вершины сегодняшнего дня, складывается впечатление, что мы находимся в процессе забывания нашего «единого» языка. Ведь проблема даже не в том, что сегодня приняли законопроект, который как бы вводит второй государственный язык (а на самом деле – делает государственный язык динамичным, который может меняться в зависимости ментальной и демографической ситуации). И даже не в том, что за 20 лет как бы независимости до сих пор не понятно какие стратегические приоритеты Украины, как развивается государство, каким будет будущее. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что за 20 лет до сих пор существует проблема государственного языка.

Так за все это время практически ничего не было сделано теми, кто считает украинский язык родным (а таких от 45% до 67,5%). Может быть, это будет и спорно, но вопрос с языком аналогичен проблеме добра и зла, где под злом понимается отсутствие добра. Но те, кто учил язык, знают, что без практики – он забывается. Если грамматика еще и остается, то словарный запас со временем тускнеет, а потом и исчезает.

Мне повезло, и, фактически, я рос в двуязычной семье – большинство времени я проводил со своей бабушкой, которая разговаривает на украинском языке, и дедушкой, который общается на российском. В то же время, отец – на украинском, а мама – на российском. Тем не менее, большинство книжек, которые мне покупали в детстве (а это еще было время, хоть и не очень долгое, но все же СССР) – были именно на украинском языке. А в школе я изучал как украинский, так и российский языки, поэтому данная проблема для меня не так уж и велика.

Я стал трехъязычным – ко двум предыдущим присоединился английский язык, который изучаю со второго класса, и активно использую как в работе, так и в повседневной жизни. Также я мог бы быть пятиязычным – но немецкий язык без практики я забыл, а французский так и не смог выучить.

По последним двум языкам – я сожалею. Но это легко поправимо – не сложно заново начать изучение, тем более, это также не сложно и доступно, как заново поехать на велосипеде.

Также и с украинским языком. Для меня, на самом деле, важным является не столько, каким будет динамический государственный язык, сколько моя личная возможность:

  • общаться на украинском;
  • читать украинские книги и книги на украинском;
  • слушать украинскую музыку;
  • смотреть украинские фильмы и фильмы на украинском;
  • писать – на украинском;
  • рассуждать и думать – на украинском;
  • учить своих детей украинскому и на украинском;
  • носить украинскую одежду;
  • чтить украинские традиции;
  • почитать украинских героев и историю Украины;
  • гордиться украинским и Украиной;
  • и множество других украинских вещей.

И я знаю одно – я буду стараться и прикладывать все усилия, чтобы выше очерченные свободы и права были сохранены. И не важно, что я пишу это сейчас на российском, как мог бы написать и на английском или украинском – ведь я Украинец сердцем.

Реклама

Сказка для взрослых и не только


Наверное, не будет правильно сказать, что ко мне пришло понимание этого только сегодня, так как я уже давно думал об этом, но скорее всего не осозновал. Но на днях я полностью проникся этим – смотреть кино в кинотеатре, даже (а может быть и особенно!) при небольшом количестве людей, гараздо увлекательней, чем в дома. Чтобы быть предельно честным, скажу что, конечно, не всегда, но, все же, в кинотеатрах есть что-то удивительное.

Французское кино, как правило, славится своей атмосферностью, яркостью, отличной игрой тонов и полутонов. Поэтому, прочитав афишу с фильмом «Далеко по соседству», я не смог устоять, чтобы не пойти на него. Для этого все было распланировано пошагово. Был выбран день и время – 21-35 казался беспроигрышным вариантом. Но после увлекательного дня, включился slow-motion, выключить который помог только адреналин от ожидания того, что опоздаю и все рухнет. Именно в этот момент рождается ощущения полнейшей свободы выбора, переживания точки бифуркации, своеобразной свободы полеты, когда здесь-и-сейчас решается каким будет следующее мгновение. Превосходное чувство! Я успел, и ничуть не жалею об этом – фильм был достойным этого мини-приключения.

Я часто задумывался о том, как это пережить свою жизнь? Когда знаешь что ожидать – можно ко всему подготовиться, абсолютно все исправить, стать лучше. Впервые увидев «День сурка», я был озадачен этой возможностью – такой совершенной и такой далекой, да и попоросту невозможной, она мне казалась! Оставалось только готовиться к тому, что ожидает, жить одним мгновеньем, делая правильные выборы уже сейчас, не надеясь, что будет возможность все исправить.

Теперь-то я знаю, что создавая свой вариант будущего, необходимо отвечать требованиям этого будущего, иначе все обернется крахом. Также теперь я знаю, что пережить жизнь не так уж и легко, как это кажется. Скорее даже нооборот.

Запах депрессии, поезда – все это я уже наблюдал в других фильмах, вспомнить хотя бы замечательнейшую картину «Наша история», а полет бабочки с легкостью относит нас к фильмам «Эффект бабочки». Но, несмотря на все это, «Далеко по соседству» завораживает прекрасным музыкальным оформлением, стилистика ставит в центр событий, предлагая угадывать знакомые места или сюжеты, в конце концов – это превосходно переданный дух самого события!

Идентифицируя этот жанр как фантастическая драма, я бы все же назвал этот фильм драматической фантазией. От фантастики здесь можно найти только форму – повествование в альтернативной реальности, а на самом деле, фильм о том, как мы смотрим на вещи, которые могли бы когда-то осуществиться, но не произошли. Это история о нашем стремлении использовать каждое мгновенье, которое мы теперь уже начинаем ценить. Этот рассказ о тех желаниях, которые мы часто уже не можем никак осуществить – душевный разговор с отцом, танец с матерью, разговор с бабушкей (с неповторимым французским легким юмором – «Она жива?! Я хотел сказать жизнерадостная…») о молодости родителей (какого оно узнать, что отец женился на невесте погибшего друга и что же он по этому поводу всю жизнь ощущал?) и удивительные истории, своего рода легенды и мифы семьи. Впрочем, которые не всегда уместно нам знать.

Как бы там не было, «Далеко по соседству» – это возможность взглянуть на момент, когда реальность взрослого человека соприкасается с юношеским миром, рациональность («я позволил искушать себя девочки, которая годится мне в дочери») с чувственными порывами («с тобой стало не интересно, с того времени как ты влюбился»). Также это повествование о том, как важна семья, связь с отцом и о том, что чувство семьи открывается с матерью. При этом здесь нет относительных банальностей – все также умирают люди («Я существовала, а не жила. А теперь слишком поздно»), все также рушаться семьи («я должен попробовать пока еще для мене не поздно»), и конечно о том, что выборы, которые мы хотим, чтобы были сделаны, хоть и остаются с нами, но не всегда зависят от нас («пообещай заботиться о своей жизни, обещай, что не будешь его ждать»).

Напоследок же, когда звучит приятная музыка и начинают идти титры – остается надежда, что следующий выбор, будет абсолютно правильным, ведь это всего лишь фильм. Хороший, хоть и немного мелонхолийный, сказочный, но причудливый, и во всяком случае такой, который оставляет хорошее послевкусие с прекрасным букетом.

Ода алчности


Не так давно Украину накрыла небывалая промо-кампания нашумевшей в 90-х, не побоюсь слова, великой финансовой пирамиды – МММ. Не думаю, что стоит лишний раз напоминать историю этой затеи, наверное каждый так или иначе слышал о том, что из себя представляет эта афера.

В любом случае, стоит признать, что финансовые пирамиды являются частью нашего общества. Тем более, что они с поразительной точностью отвечают глубинным запросам людей – получить много, сразу, не прикладывая значительных усилий, и без наличия специальных знаний. Финансовые пирамиды в массовом сознании стали своеобразным Граалем, философским камнем. Именно на них, несмотря на значительные риски, возлагают надежды миллионы людей по всем просторам бывшего СССР.

Да и в этом нет ничего необычного. Люди склонны подвергать себя стрессу и вступать в рискованные операции.

Если на Западе – конструктивным исходом из подобной ситуации стало стремление к свободе, а рискованность трансформировалась в предпринимательство; то на просторах СССР, где царствовала тотальная предопределенность, а желание оказаться в более выгодном положении, чем другие, насаждавшееся десятками лет партийным руководством, велелось в клинические формы. Так, с одной стороны алчность способствовала нагромождению капитала «сильными» мира сего, а с другой – оторванные от властных ресурсов люди пытались найти другие способы уровнять шансы. В одном и другом случае, действуя не в рамках, как закона, так и этики.

Люди, выросшие без надежды, разочарованные тем что дает им действительность, не находя выхода из тотальной обреченности, готовые на все, но руководствующиеся алчностью – устремили свой взор к любым путям исправить ситуацию. «Финансовые» (читаем – деньги) – только это слово завладело их умами, позабыв о голосе разума и слове «пирамида»…

Казалось бы, после первого ожога, полученного в 90-е, второй раз лезть с головой в опасность было бы безумием. Но в 2011 году всю Украину охватила новая паника обреченности – и уже из каждого угла, забора, биллборда, сайта в Интернете и даже под ногами протянул свои руки «помощи» Сергей Мавроди. В этот раз он даже не скрывал своих планов, предупреждая, что это афера, потому что прекрасно понимал, что люди только этого и ждут.

Ранее я не знал, что же побуждает людей втягиваться в очень сомнительные операции, но в этом мне помог сериал «Виртуозы». Действительно, нельзя вовлечь в аферу честных людей, людей с совестью, которые знают цену собственному труду и уважают труд других.

Но, судя по количеству участников затеи Сергея Мавроди, к Украине это не относится. Поэтому, мы и продолжаем рассчитывать на везение, возлагать надежды на партии (к примеру, аферы Михаила Чаплыги), которые обещают «золотые горы» – и все также продолжаем постоянно обманываться.

Я ни в коем случае не обвиняю этих несчастных людей, ведь, все же – они, как и все просто хотят быть счастливыми.

Заплати вперед!


Существует поверье, что для того, чтобы именоваться киевлянином, необходимо хоть раз в жизни столкнуться в схватке с ЖЭКом – или воды нет, или лифт не работает, или ремонт не проводится, или же еще какая-нибудь подобная проблема. Такую инициацию прошел и я.

Мой дом стал одним из четырех, которым крупно неповезло – общий бойлер был передан Киевэнерго, но документов для принятия на баланс не оказалось, они пропали. Тем более компания не желала принимать бойлер, который был расстаскан и практически, кроме самого здания, от него ничего не осталось. Как результат, отсуствие не то, чтобы горячей – каждый решал эту проблему по-своему, к примеру, установкой водонагревателя, – холодной воды стало нормой. График подачи воды сводился с поздней ночи до раннего утра. А на выходные и праздники эти промежутки резко сокрашались…

Наверное даже не стоит говорить, что вследствие постоянных звонков, в ЖЭКе, аварийке, службе 101 уже узнавали чуть ли не по голосу; а переписка с районной и Киевской городской администрацией за последние 4 года (период, который не работал бойлер) была очень внушительной. А вот результативность этого всего – обратнопропорциональной. Но сейчас немного не об этом.

На одном из коллективных собраний, летом прошлого года, когда обсуждали, как будем действовать – ведь вопрос с водой становится все хуже, а зима приближается – я был глубоко поражен сложившейся ситуацией. А дело вот в чем – я узнал, что большинство из жильцов домов и квартир, где отсутствует вода – продолжают платить полную сумму за все время ее отсутствия. Но еще больше меня поразил ответ на мое предложение просто не платить за услуги, которые не предоставляются (что обязательно повлечет быстрейшее решение вопроса) – «а как так не платить?! Это же будет нарушение!». Как оказалось, люди готовы платить за услуги, которые они не получают, готовы даже платить деньги тем, кто нарушает установленные договоренности (в данном случае ЖЭК), готовы попросту отдавать свои, трудом заработанные, деньги просто так…

Но кроме этого, столкнувшись с общей проблемой, со-пострадавшие готовы были обрашаться в суд (его мы проиграли по техническим причинам – не совсем корректно был составлен иск), но не были готовы не платить за услуги, причем совершенно на законных основаниях.

А дело обстоит в следующем. В случае не оказания соответствующих услуг необходимо составить акт на пересчет, который должны подписать 3 человека (жильцы дома). После этого, сумма долга (платить вперед я совершенно отказываюсь, при этом высчитываю реальную стоимость за услуги) уменьшается, и после окончательного пересчета (процесс может затянуться) – плачу по счетам. Процедура не слишком сложная, но в целом, действенная.

По этой ссылке можно скачать шаблон акта на пересчет – Акт_перерахунок.doc.

Как показал мой опыт, иногда для того чтобы составить акт на пересчет приходится пройти не одну квартиру. А то, чтобы сделать пересчет массовым явлением – у меня, к сожалению, не хватило терпения, шаблоны актов, которые я распространил среди инициативной группы, оказались не очень популярными. Надеюсь, мой случай – это лишь исключение из правил.

Основні принципи соціальної держави


Не зважаючи на довгий період становлення концепції соціальної держави, а також не менше значний період функціонування соціальної держави як практичної реальності, на сьогоднішній день не існує єдиного загальноприйнятого бачення принципів соціальної держави. Варто також зазначити, що паралельне вживання таких понять як «соціальна держава» (social state), «держава добробуту» (welfare state), «економіка добробуту», «капіталізм добробуту» ускладнює аналіз даного феномену. Таким чином, твердження про те, що «соціальність» – це ознака всіх сучасних держав, вимагає уточнити термінологічний апарат соціальної держави [Волгин Н.А. Социальное государство: Учеб. / Н.А.Волгин, Н.Н.Гриценко, Ф.И.Шарков. – М.: Дашков и К, 2003. –с.10].

Так, одним із найбільш суперечливих елементів теорії соціальної держави можна вважати принципи її функціонування. Необхідно зауважити, що поряд із великою кількістю робіт, в яких розглядаються сутність та ознаки, положення про принципи функціонування соціальної держави залишається мало дослідженим [Якубенко В. Принципи соціальної держави / В. Якубенко // Право України. – 2002. – № 6. – с. 34-35]. Крім того, в процесі становлення соціальної держави відбувся розрив між теоретичними та емпіричними дослідженнями. Таким чином, соціальна держава почала розглядатися або як теоретична модель, або як реалізовані національні моделі [Korpi W. New Politics and Class Politics in Context of Austerity and Globaliztion: Welfare State Regress in 18 Countries, 1975-95 / Walter Korpi, Joakim Palme // American Political Science Review. – 2003. – Vol. 97, No.3. – p. 425].

Проте, сучасні кризові процеси вимагають критичного переосмислення функціонування соціальної держави. Особливо це стосується принципів соціальної держави, як її базових елементів. Так, огляд наукових праць дозволяє зробити висновок, що говорячи про принципи соціальної держави мова йде про: 1) загальні принципи концепції соціальної держави; 2) принципи функціонування конкретних моделей соціальної держави.[Роик В.Д. Социальная модель государства: опыт стран Европы и выбор современной России / В. Д. Роик // Государственная власть и местное самоуправление. — 2006. — N 10. — С. 29].

Варто звернути увагу, що визначаючи соціальну державу, науковці зазначають, що соціальна держава перебуває у тісному зв’язку з соціальною політикою. Проте, якщо узагальнити наявну літературу щодо даного питання, можна дійти висновку, що принципи соціальної держави – це засадничі ідеї існування соціальної держави, які виражають найважливіші закономірності та підвалини такого типу держави; відрізняються універсальністю, вищою імперативністю й загально значимістю, відповідають об’єктивній необхідності побудови (як орієнтири) і зміцнення соціальної держави. Отже, принципи соціальної держави, є ширшим поняттям щодо принципів соціальної політики, оскільки враховують політичний, економічний та правовий аспект її функціонування. У той час як соціальна політика спрямована на вирішення питань у різних сферах соціальних відносин [Туленков В.М. Соціальна політика в Україні: Навч.-метод. розробка / В.М. Туленков. – К.: ІПК ДСЗУ, 2010. – с. 17-18].

Досліджуючи принципи соціальної держави, науковці намагаються виокремити їх або відповідно до певного підходу, або відповідно до конкретних моделей. Також часто під час виокремлення принципів соціальної держави береться за основу лише один критерій (політичний, економічний чи юридичний), що ускладнює дослідження соціальної держави.

Оскільки соціальна держава є комплексним явищем, властиві їй принципи можна поділити на загальносоціальні (демократизму, гуманізму, соціальної спрямованості держави тощо), політичні (демократичний характер процедури формування органів державної влади, розвинутість органів місцевого самоврядування, підтримка рівноваги між демократичними інститутами та сильною державною владою, демократизм та лібералізм державної влади, її  відкритість для громадян та суспільства), економічні (рівновага між ринком та плануванням, між  економічною ефективністю та соціальною справедливістю; а також захист конкуренції з боку держави, обмеження монополізму, «прозора» приватизація, рівний доступ до кредитів для розвитку бізнесу, захист вітчизняного виробника від транснаціональних корпорацій), юридичні; принципи побудови та функціонування. До останніх, зокрема належать: принцип соціальної справедливості, принцип солідаризму, принцип соціальних зобов’язань, принцип субсидіарності, принцип рівних можливостей, а також принцип реальності соціальних прав. [Яковюк І.В. Про обсяг поняття «соціальна держава» (на основі порівняльного аналізу моделей ФРН і України) / І.В. Яковюк // Право України. – 1998. – № 11. – С. 27].

Проте, розглядаючи моделі соціальної держави, можна дійти висновку, що вони враховують не всі вище зазначені принципи. Наприклад, корпоративна модель ґрунтується на засадах: 1) субсидіарності, 2) рівних можливостей, 3) соціальної справедливості. Ліберальна модель визнає базовими такі принципи як: 1) субсидіарність, 2) соціальна справедливість, 3) реальність соціальних прав. А соціал-демократична модель заснована на принципах: 1) соціальної справедливості, 2) соціальної рівності, 3) солідаризму, 4) соціальних зобов’язань, 5) реальності соціальних прав.

Отже, можна зробити висновок, що принципи соціальної держави виступають базовими ознаками даного типу держави, а також визначають її функціональну наповненість. Проте, жоден із принципів соціальної держави, попри їх універсальний характер, не може виступати у якості достатньої підстави для визначення соціального характеру функціонування держави. З іншого боку, система принципів соціальної держави не є простою сумою базових засад функціонування окремих моделей такого типу держави.