Архив метки: стартап

«Старт-ап»-истерия или новые авантюристы


Когда-то меня очень задел вопрос о происхождении казачества, формирования их как новой социальной группы. Эта тема заинтересовала меня через несколько причин: во-первых, существует довольно большое количество исследований, во-вторых, уникальность события (социальные разломы, стык эпох и пр.), в-третьих, очень много неясного.

Среди множество работ, которые я просмотрел за несколько лет погружения в проблему, мне попалась одна, автора которой, к сожалению, я не записал, но благодаря курсу Наталии Юрьевны Крывды, я готовил работу «Социокультурная роль казачества», в которой сохранились некоторые записи неизвестного мне уже автора. А касались они выделению черт авантюристов и характеристики эпохи, в которой возникла эта удивительная категория людей. Перечитав этот текст, я понял — речь идет о тех, кого называют «старт-аперами».

И вот почему:

  • авантюристы появились во время переходного периода — от средневековья к раннемодерной эпохе;
  • авантюризм заключался в поиске быстрого обогащения и обеспечение первичного накопления капитала;
  • в это время происходило открытие новых земель (например, американский континент);
  • протекала также массовая эмансипация трудовых ресурсов (религиозные, национальные угнетения толкали людей на эмиграцию — Америка на Западе, «свободные» просторы степи на Востоке);
  • новые социальные группы становились реформаторами социально-экономических отношений (новый способ производства) на Западе, а беглецами на Востоке;
  • репутация «авантюрист» на Западе и «казак» на Востоке стала почетной;
  • для авантюристов становил мотивом служил экономический интерес, который было тождественен свободе;
  • авантюристы стали носителями социального прогресса, поскольку для обретения материальных ценностей необходимым было развитие талантов, инициативы, требовательности к себе и другим, бережливости и осторожности. При этом, поскольку их двигал экономический интерес, у этих авантюристов развилось чувство эффективности, ведь попыток на ошибку в те времена не могло быть много и требовалось «играть наверняка», при сохранения риска;
  • авантюристы были открытой социальной группой — в их ряды вливались  наиболее трудолюбивые, энергичные люди, а с их рядов выходили неудачники и случайные люди;
  • авантюрный эгоизм не исключает, а скорее предполагает пользу другим людям;
  • авантюристы не очень жаловали насильнические методы приобретения материальных благ (этому, в частности, способствовало формирование и популяризация новой социально-этической формы общественного сознания — протестантской этики).

Как видим, фактически, речь идет о формировании нового способа мышления, ключевым качеством которого является вызов старым формам социально-экономической организации, которые перестают работать или открывают возможности для новых форм.

Упрощая и за ведома идя на ошибки, чтобы показать наиболее существенное, мы видим следующую картину:

  • сначала было открытие новых форм и накопление капитала — условные феодалы были готовы платить за «новые» ценности, которые доставали авантюристы (вспомним Фрэнсиса Дрейка и Америго Веспуччи);
  • потом был период уплотнения капитала, формирования фабрик, которые раздавили мануфактуры и предприниматели-авантюристы (кто не сумел) превратились в пролетариат;
  • за этим шел процесс формирования банковской системы, одним из факторов развития которой, как раз, стали владельцы фабрик; но банки также стали давать кредиты физлицам, что и повлекло развития предпринимателей, что в конечном итоге, вместе с другими факторами, повлекло развитие экономики услуг;
  • как закономерный процесс, происходило укрупнения банков, компаний, развитие межгосударственной торговли и формирования транснациональных корпораций, которые; прошлые предприниматели стали менее конкурентными на рынке, уступая долю рынка (а собственно и прибыли, что трансформируется в возможности). Появились фондовые биржи, которые заменили привычные банки и вывели взаимоотношения на новый уровень;
  • эти же транснациональные (как и национальные с других стран) стали настолько значительными, но неповоротливыми. Возникла новая проблема — избыток финансовых ресурсов и проблемы с реализацией новых возможностей. Решение появилось быстро — венчурные фондычастные инвесторы и новые формы предпринимательства, которая теперь называется «старт-апом» (хотя по сути это те же авантюристы-предприниматели);
  • далее мы будем наблюдать процесс укрупнения прошлых «старт-апов» и формирования новых форм экономических отношений, но это уже другая история (нечто подобное мы уже наблюдаем)

Разница между авантюристами прошлых веков и «старт-аперами» практически отсутствует и вот почему:

  • одинаковое время появление — смена эпох: переход от экономики услуг к экономике влияния / эмоций;
  • поиск форм капитала — материальные блага в прошлом и репутационный капитал сейчас;
  • открытие нового — теперь уже не земель, а новых возможностей (например, виртуальный мир);
  • гнет старых форм и «корпоративной культуры» открыл возможность для новой эмансипации — «работы на себя», эмиграция с одного сообщества в другое сообщества / поиск более доступных форм для предпринимательства (визы для предпринимателей) / референтную группу или даже вторичную реальность;
  • новые сообщества, как и их предки, являются более мобильными, инновационными — реформаторами общественных связей и экономических форм;
  • репутация «старт-апера», как и раньше «авантюриста» стала почетной;
  • экономический интерес, как тождество свободы — сохранился;
  • практически все те же навыки, что и для авантюристов, присущи и старт-аперам: инициативность, самодисциплина, рискованность, чувство эффективности и др.;
  • «старт-аперы» также открыты, как и авантюристы прошлых эпох, и они так же не любят пессимистов и «лузеров»;
  • если авантюристам был присущ экономический эгоизм, как польза для других (не могли же они производить сами для себя), то сейчас это трансформировалось в понятие социального бизнеса, что, в общем, очень схоже с предыдущей концепцией;
  • если говорить о насильственных методах — сейчас это монополия и государственное вмешательство, что не очень связано с инновацией и прорывами, т.ч. и в этом авантюристы схожи со «старт-аперами».

Когда я исследовал казачество, встретил очень интересную мысль, что это не столько социальная группа, сколько самосознание и мировоззрение. По-моему, это также применимо и к «старт-аперам». Возможно, и я в это верю, они со временем станут новым «средним классом», ведь для меня, это не столько количественная, сколько качественная характеристика.

Что же, я не понимаю, почему так быстро прижилось слово «старт-ап» и почему редко этих людей называют предпринимателей, как будто бы это совершенно разные формы занятости.   По сути — это одно и то же. Слово уйдет и ему на замену придет другое, «сатарт-ап»-истерия угаснет, а потом появится новое слово, и новая истерия.

Homo Economicus?


В преддверие моего Дня рождения ко мне пришла, как теперь понимаю, безумная идея подвести итоги первой «четверти» (четверть вообще одна из магических долей — четверть часа, учебная четверть, четверть яблока — хотя, что такого в этой четверти и почему цифра 25 стала такой популярной не могу понять). Я так увлекся этой идеей, что даже придумал название — «Жизнь как бизнес-модель». Чем больше я думал о наполнении этого опуса, все менее привлекательной мне казалась задумка. Пока я не наткнулся на описание книги «Жизнь как стартап» и это окончательно оттолкнуло меня от прежней затеи.

Сплошная агрессивная экономизация и рационализация жизни, ориентация на потребности, пестрая реклама потребительской ориентации методически создает образ образ человека спроса.  Даже не так — Человека-Спроса. Если есть спрос, то должно быть что-то еще, а в нашем случае, кто-то еще — это брат-близнец Человек-Предложение. Эти два атланта и держат на плечах то, что мы называем обыкновенная жизнь под флагом «Успешность!».

Исходя из этого, если хорошенько упростить, получается очень незамысловатая модель: создал — купил = профит! При этом, как правило, до сих пор очень мало внимания уделяется качеству как «купил», так и «создал», уже не говоря о «профите».

Оценивая свою жизнь, я было расстроился, что, по сравнению с одногодками, ничего не достиг. Потом пришлось пересмотреть KPI, но результат оказался таким же. Только если в первом случае этот результат меня опечалил, то во втором — несколько обрадовал. И вот почему.

Я оценивал свои не-успехи с точки зрения позиций, образов, статусов и благ. То есть всего, что не имеет отношения к реальной жизни. Только затем я понял, что смотрю не в ту сторону туннеля. Поскольку долго шел не в ту сторону, иногда блуждая по кругу, я остался все там же, откуда начал идти. Тем не менее, за это время я успел нарисовать дорожную карту, которая, надеюсь, мне поможет все-таки не просто увидеть свет, но и выйти на него.

Моя карта состоит из трех вкладышей:

  1. Аудит: ресурсы, возможности, риски и результаты.
  2. Сценарий: негативный, нейтральный, позитивный.
  3. Выбор — момент настоящего.

Самым сложным, по крайней мере для меня, до сих пор остается последний пункт. Рассмотрев различные варианты, я пришел к выводу, что будущего — нет. Все, что я представлял как «будущее», это лишь конструкт, который возникает сейчас. Моим величайшим открытием и разочарованием стало то, что откладывая что-либо во времени в «будущее», тем самым, происходит уничтожение «сейчас». А уничтожение своего «сейчас» — это медленный, но бесповоротный суицид…

Вторым же моим открытием стала мысль, что человек, мир и жизнь даны друг другу для осуществления акта счастья. Последний же возможен только при соблюдении простых правил:

  • ориентация на жизнь и здоровье;
  • ориентация на ценности;
  • полнота и сбалансированность эмоций;
  • креация путем трансформации энергии, созидание;
  • раскрытие эстетики;
  • поддерживание свободы, как ответственности;
  • натурализация вместо искусственнизации;
  • социальная открытость и ритмика;
  • растворение в любви к проявлениям мира.

Наиболее простой способ достижения синтеза — это заниматься получать удовольствие от акта креации, занимаясь сродным делом. Отдаваясь ему, но не неся при этом ущерб, познавая себя и открывая мир, балансируя на уровне гармонии.

И, естественно, необходима вера в себя как ценность — ведь только креации ради людей и для людей приносят невероятные эффекты, которые не могут принести любые «правильные вещи»!