Архив метки: телевидение

Социальные сети — телевизор, который всегда с тобой


Чем больше нас окружают многосторонние и непонятные на первый взгляд предметы и вещи, с которыми приходится как-то уживаться, тем больше появляется зависимость от информации о том, что нас окружает. Попробуйте зайти в большой супермаркет и пробежаться глазами по полкам, а потом еще попробуйте изучить все, что там находится. Сколько времени понадобится для этого? Несколько часов? А может день? Или несколько дней? И чем больше ассортимент, тем больше времени приходится тратить на его изучение. Да, мир стал намного сложнее и не понятнее.

Экономить время нам помогает медиа — этот посредник между реальностью (продуктами, явлениями, процессами, людьми и пр.) и нами по средством создания своеобразного слоя (вторичной реальности). Сначала, таким медиа были люди (глашатаи), потом их заменили газеты, на смену которому пришло телевидение, а сейчас — социальные сети.

Фактически, медиа состоит из двух компонентов — это контент (что?) и дистрибуция (как?). И чем дальше развиваются технические способы передачи информации (дистрибуция), тем больше от этого зависит контент (что можно передать исходя из способов влияния на  аудитории).

Традиционные медиа были такими-себе площадками, куда приходили люди за информацией (в данном случае, онлайн или оффлайн не столь важно):

  • газеты и журналы, которые пишут на определенные темы; надо было купить один канал получения информации
  • радио, которое предложила не только текст (звук), но и мелодии (музыку);
  • телевидение — открыло доступ в мир живых картинок (и текст, и звук, и образы);
  • но пришли социальные сети и дали все, что было раньше, но в одном флаконе — способ доставки интегрированной информации (тексты, музыка, видео), которую еще и приправили интерактивностью!

Вот как было раньше, приходишь и включаешь, например, ТВ, клацаешь по разным каналам и смотришь  передачи, фильмы, клипы. Представьте теперь ТВ, которое вещает постоянно и где бы вы не были. Невозможно? А сколько раз заходите во Вконтакте, Facebook, twitter, tumblr или другой сервис с телефона, планшета или компьютера? То-то же.

Что же будет дальше? Это зависит, в первую очередь, от следующего технологического переворота в медиа-дистрибуции.

А пока думаем, каким он будет, рекомендую посмотреть интервью Антона Носика о бизнесе в сфере медиа.

 

Реклама

Операция «Зомбоящикация»


В прошлый раз я уже сделал попытку анализа политического процесса, используя методологию не линейных процессов. Так как это направление мне кажется перспективным, предлагаю взглянуть на последние события сквозь эту призму. Закрытие Ex.ua всполошило Интернет – ведь был закрыт не просто пиратский сайт, но и ресурс на котором хранилась информация частного, легального характера. Кроме того, представители ресурса заявляли о готовности перейти на легальную основу. Так контент, который нарушал авторские права блокировался. К тому же, правообладатели находили общий язык с представителями ресурса.

За что мы платим?

Как верно отметил Дмитрий Золотухин, закрытие файлообменных сервисов в Украине – это достаточно не однозначное событие. С одной стороны, я являюсь сторонником открытого доступа информации, а с другой – понимаю, что интеллектуальный труд должен быть оплачен. Кроме того, согласно современной маркетинговой парадигме, мы платим не столько за сам продукт, сколько за его, казалось бы, «побочные качества». Так, мы платим не за чай, а за его вкус; не за машину, а за ее марку; не за пиджак, а его соответствие моде; не за фильм, а эмоции, которые он нам приносит. Получается, основной проблемой становится контент и его качество.

Кому мы платим?

В вопросе платы за контент существует множество ответов. Мне лично нравится два – позиция, которую высказал в интервью Александр Положинский и предложение Apple. Казалось бы, если мы покупаем авторский продукт, то он должен идти непосредственно автору, как в случае с музыкальной группой. Но кто же получает деньги в случае трансляции продукта в кинотеатре, онлайн-кинотеатре или по телевизору?

В последнем случае, можем говорить о том, что авторские права учтены в стоимости билета или доступа. Создается фильм, раскручивается, но перед нами остается выбор смотреть (сколько раз) или нет. Кроме того, при множестве фильмов остается конкуренция за зрителя, как между кинотеатрами, так и между создателями фильма. Статуэтки, ветви и медведи создают дополнительную стоимость продукту, тем самым ориентируя зрителя. Правда, процесс создание фильма – довольно долгий, так что вряд ли удастся посмотреть каждый день новый фильм.

На помощь должно было прийти телевиденье, которое готово предоставлять продукт каждый день, 24 часа в сутки. В конкуренции за зрителя и рейтинги (не сборы, но реклама) телеканалы производят свой контент или же закупают, транслируют фильмы или сериалы. В общем, пытаются остаться на плаву в борьбе за влияние на аудиторию, и, собственно, деньги.

Да, телевиденье поглотило не рабочее время миллионов.

Цензура или лишение свободы?

Именно за это время и ведется ожесточенная борьба. Эфирное время оценивается в сотнях и тысячах (в зависимости от охвата аудитории), маркетологи и медиапланеры судорожно считают охват и целевые аудитории.

Рыночная парадигма, как продукт либеральной идеологии, делает свободной конкуренцию, при условии соблюдения всеми членами сообщества правил игры. В принципы, именно об этом говорил Адам Смит, когда писал о «невидимой руке рынка».

Впрочем, живя в Украине, приходится усомнится в том, что рыночные правила у нас работают, а тем более в том, что медиа (печатные, онлайн и телевиденье) работают в соответствии с рыночными принципами.

Несоответствие запросов аудитории и того, что предлагают телеканалы – собственно не качественный контент – привело к резкому падению популярности телевиденья и росту Интернет-аудитории, как альтернативному источнику информации. Интернет, который зарождался на основе либеральных свобод, стал убежищем для тех, кто не хотел стать объектом вертикального программирования.

Авторское и «другое» кино могло бы отвечать потребностям этой аудитории, если бы не одно «но» – цензура в кинопрокате. Так, цензура – это не только способ обезопасить человека от пагубного влияния, но это так же и мощное оружие ограничения и подавления свободы.

При чем здесь файлообменники?

Вернемся к нелинейным стратегиям. Не сложно согласиться, что качественного контента на телевидение практически нет. Даже если он и появляется, как фильм «Хроніки від Фортінбраса», или же более-менее качественные сериалы, они транслируются очень поздно. Это несомненно ограничивает аудиторию. Зато политические шоу идут в прайм-тайм. Также не сложно согласится, что цена качественной продукции не всем была бы доступной.

Так что, файлообменники, при относительной недорогом доступе к Интернету, – это убежище для большого числа людей. Ведь ответить на вопрос когда выйдет и выйдет ли «Черное зеркало», «Босс», или же подобный продукт на украинском телевиденье – довольно сложно.

Итак, мы наблюдаем тенденцию к сокращению аудитории телевиденья, что усложняет процесс манипулирования сознанием. После закрытия доступа к убежищу, что сделает эта аудитория? Скорее всего, большая часть, будет искать альтернативные источники. К примеру, как это было в РФ с torrents.ru. Другая же – вернется к телепродукту.

Я не говорю об эффективности – ведь арендовать сервер где-нибудь в Гондурасе весьма не сложно – скорее о мотивах поступка.

А теперь буквально последний штрих – помните, как в период избирательной кампании прошел слух о том, что Ю. Тимошенко закроет многими любимый «Вконтакте» и другие ресурсы. Сообщение Александра Чаленко о закрытии Ex.ua по просьбе депутатов из БЮТ ничего не напоминает? То-то же.

Что же остаются делать? А давайте просто читать книги,ходить в театры и музеи! И, конечно же, защищать кинотеатры, которые осмеливаются представлять интеллектуальное кино. В целом, не важно кто примет какое решение, главное – чтобы никто не смог отнять право выбора и  отстоять право на качественный контент. А симметричным будет ответ, или нет – совершенно другой вопрос. Но во Франции с пиратством борются совершенно по-другому, впрочем и уровень жизни как и другие свободы во Франции тоже другие.